Женские образы в творчестве А.С. Пушкина

Ссылку на скачивание этого документа в формате Word вы найдете в конце документа

Женские образы

в творчестве

А.С. Пушкина

Литературно - художественная композиция

по творчеству А.С. Пушкина

Провела: Садовская Н.В.

2009 г.

Оформление вечера: конкурс газет, посвященных А. Пушкину (заранее дать задание по классам); яркое объявление, вывешенное за неделю до вечера; звучат «Вальс» из музыкальных иллюстраций к повести А.С. Пушкина «Метель», колыбельная «Спи дитя мое, усни…», «Пушкинские вальсы» С. Прокофьева, музыкальные фрагменты из оперы П. Чайковского «Евгений Онегин».

Действующие лица: 1-й ведущий; 2-й ведущий; чтецы; группа девочек, исполняющих танцы – вальс, менуэт; участники вечера, играющие роли персонажей пушкинских произведений.

(Звучит музыка из «Пушкинских вальсов» С. Прокофьева. Выходят двое ведущих.)

1-й ведущий: Каков я прежде был, таков и ныне я:

Беспечный, влюбчивый. Вы знаете, друзья,

Могу на красоту взирать без умиленья,

Без робкой нежности и тайного волненья.

2-й ведущий: В пушкинскую поэзию любовь вошла почти с первым стихотворением. Многие его произведения были навеяны любовными увлечениями поэта.

1-й ведущий: Наверно, у нас не было поэта, так много, так полно, так разнообразно любившего. Любившего всегда, любившего постоянно.

2-й ведущий: Свои идеалы он находил в России. Женские образы – от крестьянки до графини – объединяет женское начало: кокетство и игривость, верность и честь, красота и ум.

1-й ведущий: Все в ней гармония, все диво,

Все выше мира и страстей;

Она покоится стыдливо

В красе торжественной своей;

Она кругом себя взирает:

Ей нет соперниц, нет подруг,

Красавец наших бледный круг

В ее сиянье исчезает.

(Ведущие уходят.)

( Звучит «Вальс» из музыкальных иллюстраций Г. Свиридова к повести А.С. Пушкина «Метель». Девочки исполняют вальс.)

(На сцену выходит Марья Гавриловна, горничная несет за ней шаль и подает ей стул. Марья Гавриловна садится, горничная накидывает на нее шаль.)

Марья Гавриловна (раскрывает книгу): Ах, эти французские романы! Какая любовь! Какие чувства!

Горничная: Вам письмо.

Марья Гавриловна: Ах, это Владимир пишет (читает): «Если мы друг без друга дышать не можем, а воля жестоких родителей препятствует нашему благополучию, то нельзя ли нам будет обой­тись без нее?

Умоляю венчаться тайно, скрываться несколько времени, а по­том броситься к ногам родителей».

Горничная: Марья Гавриловна тайно обвенчалась, но не с Вла­димиром. Он вскоре уехал на войну с Наполеоном и погиб.

Марья Гавриловна: Прошел год. Никто не узнал о моей тайне. Я богатая невеста. Но никому не подаю и малейшей надежды.

Горничная: В соседнюю деревню приехал в отпуск раненый гусарский полковник.

Марья Гавриловна: Это Бурмин; он очень милый молодой человек. И кажется, нрава тихого и скромного. Влюблен ли он? Это загадка для меня. Я знаю, что ему нравлюсь, и я его отмечаю ото всех. Что же удерживает его от признания?

(Тихо звучит «Вальс» Г. Свиридова из «Метели». Горничная уходит. Марья Гавриловна одна слушает музыку)

Бурмин: Я давно ищу случая открыть свое сердце. Выслушайте меня и простите. Я вас люблю, я вас люблю страстно.

(Марья Гавриловна низко наклонила голову.)

Я хочу открыть вам ужасную тайну и положить между нами непреодолимую преграду.

Марья Гавриловна: Она всегда существовала, я никогда не могла быть вашей женою.

Бурмин: Я несчастное создание... я женат! И я не знаю, кто моя жена, и где она, и должен ли свидеться с нею когда-нибудь!

Марья Гавриловна: Что вы говорите? Как это странно! Про­должайте, я расскажу после... но продолжайте, сделайте милость.

Бурмин: В начале 1812 г. я спешил в полк, попал в ужасную метель и заблудился. Я увидел вдали огонек - это была церковь. Двери были не заперты - я вошел. В церкви на лавочке сидела де­вушка в полуобморочном состоянии, а другая терла ей виски. Ста­рый священник подошел ко мне с вопросом: «Прикажете начинать?» «Начинайте, начинайте, батюшка», - ответил я рассеянно.

Девушку подняли. Непонятная, непростительная ветреность... я стал подле нее перед аналоем: священник торопился.

Нас обвенчали. «Поцелуйтесь», - сказали нам. Жена моя обра­тила ко мне бледное свое лицо. «Ай, это не он, не он», - вскрикнула она и упала без памяти.

Я вышел из церкви, бросился в кибитку и закричал: «Пошел!»

Марья Гавриловна: Боже мой! И вы не знаете, что сделалось с бедной вашею женою?

Бурмин: Не знаю. В то время я так мало полагал важности в моей проказе.

Марья Гавриловна: Боже мой! Так это были вы! И вы не уз­наете меня?

(Бурмин бросается к ее ногам.)

(Гаснет свет. Звучит «Вальс» Г. Свиридова из «Метели». В это время на сцену выносят столик, зеркало, различные баночки, расчески. Начинается сцена из «Барышни-крестьянки». Лиза у зеркала, Настя ее причесывает.)

Настя: Позвольте мне сегодня пойти в гости в Тугилово.

Лиза: Вот! Господа в ссоре, а слуги друг друга навещают.

Настя: А нам какое дело до господ! К тому же я ваша, а не папенькина.

Лиза: Постарайся, Настя, увидеть Алексея Берестова, да расска­жи потом хорошенько, каков он собою и что он за человек.

(Настя уходит. Лиза садится за фортепиано, играет и напе­вает романс. Настя входит с букетом полевых цветов.)

Настя: Ну, Лизавета Григорьевна, видела молодого Берестова, нагляделась довольно.

Лиза: Ну что ж? Правда ли, что он так хорош собой?

Настя: Барин прекрасный: такой добрый, такой веселый. Одно нехорошо: за девушками слишком любит гоняться.

Лиза: Как бы мне хотелось его увидеть!

Настя: Да что ж тут мудреного? Наденьте толстую рубашку, сарафан, да и ступайте смело в Тугилово. Ручаюсь вам, что Берестов уж вас не прозевает.

Лиза: Какая славная выдумка. Ах, Настя, милая Настя! А по-здешнему я говорить умею прекрасно.

(Уходит.)

Лиза: Ах, собака злая.

Берестов: Не бойся, милая, собака моя не кусается.

Лиза: Да нет, барин, боюсь.

Берестов: Я провожу тебя, если ты боишься.

Лиза: А кто те мешает? Вольному воля, а дорога мирская.

Берестов: Откуда ты?

Лиза: Из Прилугина. Я Акулина, дочь кузнеца - Василия, иду по грибы. А ты, барин? Тугиловский, что ли?

Берестов: Я камердинер молодого барина.

Лиза: А лжешь, не на дуру напал. И одет-то не так, и баишь иначе.

(Берестов пытается обнять Лизу, но та уклоняется и прини­мает строгий и холодный вид.)

Лиза: Если вы хотите, чтобы мы были вперед приятелями, то не извольте забываться.

Берестов: Кто тебя научил этой премудрости? Уж не Настенька ли, моя знакомая, не девушка ли барышни вашей?

Лиза: А что думаешь? Разве я на барском дворе никогда не бываю? Однако, болтая с тобой, грибов не наберешь. Иди-ка, барин, в сторону, а я в другую. Прощенья просим. (Расходятся.)

Лиза (читает письмо): «Милая Акулина, я предлагаю тебе мою руку. Будь моей женой, я влюблен страстно, и никакие преграды не могут мне помешать любить тебя. Мы будем жить своими трудами, Лиза мне вовсе не нравится, я не чувствую себя способным сделать ее счастливой».

Берестов (входя): Все будет решено. Объяснюсь с Лизой, онапоймет.

(Лиза поднимает голову, вскрикивает и хочет убежать. Бере­стов удерживает ее.)

Берестов: Акулина! Акулина!

Лиза: Оставьте же меня, сударь, с ума вы сошли?

Берестов: Это ты, Акулина, счачтье мое. (Уходят)

(Девочки исполняют менуэт).

1-й ведущий: Среди женских образов у Пушкина явно преоб­ладает один, многогранный, неизменный - это образ няни.

(Звучит колыбельная «Спи, дитя мое, усни, сладкий сон тебе приснись»: поет девочка подготовленная учителем музыки.)

2-й ведущий: Колыбельная песня... Она входит в нашу жизнь с рождения, и поют ее нам наши мамы и бабушки.

1-й ведущий: Маленькому Пушкину пела колыбельную няня Аринушка.

(На экран проецируется портрет А.Р. Яковлевой - няни Пуш­кина.)

2-й ведущий: Это была старушка чрезвычайно почтенная, вся седая, страстно любящая своего питомца.

1-й ведущий: В год рождения Александра его отец, Сергей Львович, дал Арине Яковлевой вольную, от которой она отказа­лась.

2-й ведущий: Няня была кладезем русской народности, онапередавала будущему поэту волшебные сказания русской старины,чистоту русской речи.

(Чтецы исполняют стихотворения «Зимний вечер», «Сон»,«Няне».)

(Входят няня и мальчик с пером и чернильницей в руках. Мальчик садится, няня диктует письмо. В ее руках - спицы, клубок.)

Няня: «Любезный мой друг Александр Сергеевич, я получила ваше письмо и деньги, которые вы мне прислали. За ваши милости я вам всем сердцем благодарна - вы у меня беспрестанно в сердце и на уме, и только, когда засну, то забуду вас и ваши милости ко мне. Приезжайте, мой ангел, к нам в Михайловское, всех лошадей на дорогу выставлю. Прощайте, мой батюшка, Александр Сергеевич. За ваше здоровье молебен отслужила, поживи, дружочек, хо­рошенько.

Я, слава богу, здорова, целую ваши ручки и остаюсь многолю­бящей вас няней. Ваша Арина Родионовна.

6 марта 1827 г.».

(В то время, когда няня и мальчик уходят со сцены, звучит стихотворение «Няне»: его читают за сценой в микрофон.)

(Звучит музыка из оперы П. Чайковского «Евгений Онегин». Входят няня со свечой в руках, Татьяна.)

Татьяна: Не спится, няня, здесь так душно!

Открой окно да сядь ко мне.

Няня: Что, Таня, что с тобой?

Татьяна: Мне скучно,

Поговорим о старине.

Няня: О чем же Таня? Я, бывало,

Хранила, в памяти немало

Старинных былей, небылиц

Про злых духов и про девиц.

А нынче всё мне темно, Таня.

Татьяна: Расскажи мне, няня,

Про ваши старые года:

Была ты влюблена тогда?

Няня: И, полно, Таня! В эти лета

Мы не слыхали про любовь,

А то бы согнала со света

Меня покойница-свекровь.

Татьяна: Да как же ты венчалась, няня?

Няня: Так, видно, Бог велел.

Мой Ваня Моложе был меня, мой свет.

А было мне тринадцать лет...

Я горько плакала от страха...

Татьяна: Ах, няня, няня, я тоскую,

Мне тошно, милая моя:

Я плакать, я рыдать готова!..

Няня: Дитя мое, ты нездорова,

Господь, помилуй и спаси!

Чего ты хочешь, попроси...

Дай окроплю святой водою,

Ты вся горишь...

Татьяна: Я не больна:

Я... знаешь, няня... влюблена.

Няня: Дитя мое, господь с тобой!

(И няня девушку с мольбой

Крестила дряхлою рукою.)

Татьяна: Оставь меня: я влюблена.

(Девочки танцуют: вальс из оперы П. Чайковского «Евгений Онегин». Онегин входит, когда еще продолжается вальс. Девоч­ки остаются на сцене, образуя группы. Входит Татьяна, Музыка звучит постоянно.)

Онегин: Ужель та самая Татьяна...

Та девочка... иль это сон?

Онегин (подходит):

Случайно вас когда-то встретя,

В вас искру нежности заметя,

Я ей поверить не посмел:

Привычке милой не дал ходу;

Свою постылую свободу

Я потерять не захотел...

Я думал: вольность и покой

Замена счастью. Боже мой!

Как я ошибся, как наказан.

Татьяна: Онегин, я тогда моложе,

Я лучше, кажется, была,

И я любила вас; и что же?

Что в сердце вашем я нашла?

Какой ответ? Одну суровость...

Онегин: Я знаю: век уж мой измерен;

Но чтоб продлилась жизнь моя,

Я утром должен быть уверен,

Что с вами днем увижусь я.

Татьяна: Сейчас отдать я рада

Всю эту ветошь маскарада

Весь этот блеск, и шум, и чад

За полку книг, за дикий сад.

Онегин: Я сам себе

Противиться не в силах боле;

Все решено: я в вашей воле

И предаюсь моей судьбе.

Татьяна: А счастье было так возможно,

Так близко! Но судьба моя

Уж решена. Неосторожно,

Быть может, поступила я.

Я вышла замуж. Вы должны,

Я вас прошу, меня оставить;

Я знаю: в вашем сердце есть

И гордость, и прямая честь

Я вас люблю (к чему лукавить?),

Но я другому отдана;

Я буду век ему верна.

(Уходят. Входят девушки, игравшие героинь, и современно оде­тые девушки.)

1-й ведущий: Изменилось время, изменилась мода.

2-й ведущий: Но остаются вечными любовь, верность, честь, гордость.

1-й ведущий: Остается Александр Сергеевич Пушкин, гений и слава русской земли.

(читает фрагмент стихотворения Н. Заболоц­кого):

Что есть красота:

Сосуд, в котором пустота,

Или огонь, мерцающий в сосуде?

2-й ведущий: Спасибо всем, кто готовил вечер.

(Называет авторов вечера.)

Скачать бесплатно, без регистрации и SMS, документ