Сассинак-6-biblio-ok.ru 

6

 Теперь Сассинак размышляла, как ей незаметно проникнуть в личные файлы

и узнает ли она что-нибудь полезное, если сможет это сделать. Едва ли

Ахаэль, заполняя какой-нибудь бланк, вписал слово "убийца" в графу "вторая

специальность". К тому же, не имея представления о том, что именно явилось

причиной убийства Абе, Сасс не была уверена, что сможет распознать важную

информацию. Тем не менее она должна была что-то предпринять.

 - Сассинак, могу я задать тебе вопрос? - Энсин Сурбар был робким и

тихим молодым человеком, который, однако, умел извлекать пользу из своих

красивых черных глаз. Сассинак слышала от Миры, что он в часы отдыха

наслаждается обществом девушки-мичмана в рубке управления системами

вооружения. Однако Сурбар время от времени бросал весьма красноречивые

взгляды и на нее.

 - Конечно. - Сидя в столовой, Сассинак откинулась на спинку стула и

провела рукой по волосам. Она рассеянно подумала, что волосы слишком

отросли и пора бы ей постричься. Одно дело - взъерошенная прическа, а

совсем другое - спутанная шевелюра. Между ними такая же разница, как между

сексуальной и неряшливой женщиной.

 - Ты знаешь что-нибудь о лейтенанте Ахаэле?

 Сассинак с трудом смогла сдержать удивление:

 - Об Ахаэле? Практически ничего. Правда, он был в группе высадки, но я

была слишком занята своим делом. А что?

 - Ну... - Сурбар нахмурился и почесал нос. - Он спрашивал о тебе. Лиа

захотела узнать почему, а он сказал, что ты слишком красива, чтобы не

иметь дружка. Ахаэль думал, что у тебя, возможно, связь с кем-то, кого он

не знает.

 Сассинак заставила себя усмехнуться. Очевидно, это сработало, так как

Сурбар вроде бы ничего не заметил.

 - Значит, он один из местных ловеласов? Гоняется за каждой новой

женщиной на корабле?

 Сурбар пожал плечами:

 - Лиа говорит, что Ахаэль строил ей глазки, но отстал, когда она

сказала "нет". Тогда он начал расспрашивать о тебе - поэтому я думаю, что

он и вправду из этих.

 - Хорошо, постараюсь держаться подальше от кладовых, газоубежищ и

прочих ловушек, когда лейтенант Ахаэль где-то поблизости.

 - Ты имеешь в виду, что тебя такие вещи не интересуют? - Сурбар бросил

на девушку один из своих самых нежных взглядов.

 - Не интересуют, если речь идет об Ахаэле, - ответила Сассинак, глядя

поверх головы собеседника, а потом как бы случайно встретясь с ним

глазами. - С другой стороны...

 - Идет Лиа, - быстро вставил Сурбар. - Может, в другой раз?

 Сассинак пожала плечами:

 - Звони. И спасибо за предупреждение об Ахаэле. - По пути в свой отсек

она обдумывала услышанное. Как старший по званию, Ахаэль мог причинить ей

определенные неприятности, а как офицер систем вооружения, он прошел

достаточно проверок, чтобы получить доступ к коммуникационным файлам, если

это ему понадобится. Сасс желала ему смерти, если он убил Абе или был

сообщником убийцы, но она не хотела при этом погубить и свою жизнь.

 Во время следующей смены Сассинак получила на обработку первое

сообщение по МССП. Отделив внешние коды, она самостоятельно направила его

в служебный файл капитана.

 - Отличная работа, - одобрил Кавери.

 - Интересно, что там говорится?

 - Это не наше дело. Попробуйте заглянуть туда, и у вас глаза вылезут из

орбит, а мозг протухнет.

 Сассинак усмехнулась. Оказывается, у Кавери есть чувство юмора.

 - А я-то думала, у энсинов вместо мозгов сплошная слизь - разве вы не

это вчера сказали Пикетту?

 - Судя по вашему интересу к сообщению по МССП, я был совершенно прав.

Но если у вас есть хоть немного мозгов, направьте их на работу, а то

потеряете и последние. - Беззлобная улыбка смягчила его слова, и остаток

смены Сасс занималась обычной работой.

 Вечером Фаржон объявил в офицерской кают-компании, что они должны

встретиться с кораблем ИОК - департамента Исследований, Оценки и

Колонизации планет - и получить рапорты для дальнейшей передачи. Он так

долго и нудно распространялся о том, какое тонкое и деликатное дело -

рандеву в глубоком космосе, что Сассинак снова начала думать о своем. Это

продолжалось до тех пор, пока Фаржон не обрушился на мичмана из машинного

отделения, которая что-то рисовала на салфетке. Фаржон расценил это как

небрежное отношение к важной информации, и к тому времени, когда он

закончил распекать провинившуюся, все испытывали сильное раздражение.

Понятно, рандеву кораблей в глубоком космосе - вещь непростая, и нельзя

рассчитывать, что пилот ИОК прибудет в назначенное место с такой же

точностью, как крейсер, но ведь такое делалось уже много раз. Если корабль

ИОК заблудится, а они устроят опознавательный фейерверк, то его все равно

никто не увидит еще лет пятьдесят.

 Офицеры покинули кают-компанию недовольными. Правда, Сассинак не

слишком уделяла внимание собственному настроению.

 На следующее утро она обнаружила, что на мостике дежурит лейтенант

Ахаэль, который сообщил ей, что Фаржон совещается с Дассом и

лейтенант-коммандером Слачеком. Окинув взглядом мостик, Сассинак нырнула в

отсек связи. Там было пусто. На пульте лежала записка, сообщающая, что

Перри пошел в лазарет с разрешения Ахаэля. Сасс нахмурилась, удивляясь,

что Кавери запаздывает, - возможно, он пошел в лазарет вместе с Перри. Но

связь недолго оставалась без присмотра - регистрирующее устройство

показывало, что ни по одной системе не поступало никаких сигналов. Странно

- в прошлую смену они постоянно получали сигналы, уточняющие

местонахождение корабля ИОК. Сасс проверила время последних поступлений в

файле, куда направлялись полученные сообщения, - если так долго ничего не

приходило, это могло означать неполадки в системах.

 Она так сосредоточенно выискивала сбой, что едва узнала свой

собственный код, когда тот появился на экране. Как такое могло быть? Она

только что пришла сюда, а ее код кто-то использовал пять минут назад. Это

произошло либо по ошибке... либо по какой-то другой причине.

 - Простите, что опоздал. - Кавери скользнул на свое сиденье, бросил

взгляд на дисплей и чуть не взвился от негодования. - Кажется, я говорил

вам, чтобы вы не рылись в файлах с поступившими передачами.

 - Говорили, и я и не рылась. Кто-то воспользовался моим кодом.

 - Что?! - Офицер взял себя в руки и понизил голос. - Это вы зря,

Сассинак. Возможно, любой связист во Вселенной иногда проявляет

любопытство, но ложь никогда не улучшает его положение.

 - Я не лгу. - Сассинак положила ладонь на его руку. - Меня не было

здесь, когда это произошло; я пришла точно вовремя, а не раньше, как

обычно. Кто-то использовал мой код за пять минут до моего прихода.

 - А что Перри?

 - Он в лазарете. Когда я пришла, здесь никого не было - только

записка... - Она протянула листок Кавери.

 Он нахмурился:

 - Обычная ксерокопия - даже набрано не на компьютере. Странно... Кто

дежурит? - Он высунул голову и фыркнул. - Ахаэль! А где Фаржон?

 - Ахаэль сказал, что на совещании. Но, Кавери, дело в том...

 - Дело в том, что на экране ваш код, и он говорит всему миру, что вы

рылись в файлах МССП, а если вы это отрицаете, значит, лжете либо вы, либо

кто-то еще. Проклятие! С нашим капитаном нам не хватает только

вмешательства службы безопасности!

 - Но я не...

 Кавери сурово посмотрел на девушку, потом его взгляд смягчился.

 - Я и не думаю, что это вы. Но с вашим кодом на файле и... А это еще

что? - Он указал на дисплей реального времени, который был заполнен

пакетом исходящих сообщений для передачи по СЭК. - Вряд ли и здесь вы сами

поставили свой код.

 Сассинак посмотрела на дисплей и заметила еще одну аномалию, на которую

не обратил внимания Кавери.

 - Это же учетверенный код офиса генерального инспектора - тот же самый,

что мы видели раньше, только исходящий и с использованием моего кода как

отправителя.

 - Сейчас проверю. - Кавери "заморозил" дисплей, нажал несколько клавиш

и раскрыл текст сообщения. Сассинак заметила, что он скопировал его в

другой файл, запечатав собственным кодом. Потом он откинулся на спинку

стула, явно озадаченный передачей.

 "Субъект не осведомлен. Назначение случайное. Продолжу наблюдение".

 Кавери посмотрел на нее, подняв брови.

 - Ну, энсин, вы держите кого-то под наблюдением или же кто-то наблюдает

за вами?

 - Я... не знаю.

 "Ахаэль, - подумала она. - Это должен быть он, но почему? И кто за этим

стоит?"

 - Ну а я знаю только одно - обо всем этом нужно доложить капитану.

 - Но... - Сассинак вовремя остановилась: если она начнет протестовать,

Кавери подумает, что ей известно гораздо больше. И все же она не была

готова обвинить Ахаэля в том, что он замешан в убийстве Абе. В любом

случае она проиграет: энсин не может выиграть, обвинив лейтенанта в

убийстве, происшедшем Несколько месяцев назад и в другом месте.

 Кавери молча ожидал - и выражение его лица побудило Сасс все-таки

возразить.

 - Я знаю, - наконец заговорила она, - что капитан Фаржон должен быть

проинформирован. Но его нет на мостике, а мне... не хотелось бы втягивать

в это дело других офицеров.

 - Я помню, чей номер был на сообщениях с учетверенными кодами, энсин

Сассинак. - Кавери кивнул в сторону мостика. - Так что вам незачем

темнить.

 - Простите, сэр, я и не пытаюсь темнить. Я только... - Сассинак сделала

паузу, и внезапно ее осенило вдохновение. Судя по лицу Кавери, это было

заметно. - Сэр, если все это связано между собой, то сейчас неподходящий

момент, чтобы идти отсюда к капитану, а если не связано, то это... только

сильнее все запутывает, не так ли?

 Кавери снова откинулся назад.

 - Пожалуй, вы правы. - Он вздохнул и очистил дисплей. - Думаю, вреда не

будет, если мы с этим повременим до ночной вахты или даже позже. Зависит

от графика капитана.

 Сассинак больше ничего не сказала и принялась за работу. Хвала всем

богам, что она не сунулась в файлы персонала и перечня принятых сообщений:

Ахаэль не знает, что она что-то заподозрила. "Назначение случайное?" Каким

же еще оно могло быть, если за ней не стоит могущественное семейство? Или

причина ее направления именно на этот крейсер и была секретом Абе? Более

чем когда-либо ей нужно было проникнуть в файл Ахаэля, но как это сделать?

 Сигнал тревоги заставил ее выпрямиться. Почти одновременно они с Кавери

переключили компьютер на чрезвычайный режим. После первого сигнала дважды

взвыла сирена: это означало учебную эвакуацию.

 - Самая глупейшая тренировка из всех, - проворчал Кавери, шаря под

компьютером в поисках противогаза. - Вот - надевайте. Никто никогда не

эвакуирует крейсер - пока все усядутся в челноки и эвакуационные отсеки,

корабль успеют разнести в щепки. Помните, энсин, что, уходя, вы должны

отключить аппаратуру, но не раньше, чем дежурный офицер покинет мостик. -

Его голос звучал приглушенно сквозь пластиковый капюшон и маску. Сассинак

обнаружила, что ее противогаз не позволяет почти ничего видеть сбоку и

оборачиваться назад. - Отлично, - продолжал Кавери, прикрепляя петли к

плечам формы, - Фаржон пришел на мостик. Как только эта идиотская

тренировка закончится, мы сможем... - Он повысил голос. - Да, сэр, связь

отключена.

 Хотя ядовитые замечания Кавери подразумевали, что, прежде чем придет их

очередь, пираты смогут захватить корабль и улететь на нем в дальний конец

Галактики, Сассинак показалось, что прошло не так уж много времени, прежде

чем она оказалась в главном коридоре левого борта, ведущем от мостика к

транспортной палубе, где находились челноки и отделяемые отсеки. Вместе с

ней бежала целая вереница фигур в капюшонах - другой поток двигался в

противоположную сторону: зарегистрировавшись в компьютере предписанного

эвакуационного отсека, нужно было возвращаться на свой пост. Это казалось

нелогичным. Сасс снова посмотрела на пластмассовую полоску с указанием ее

эвакуационного отсека: Е-40-А. Она еще никогда не бывала в том коридоре.

Кто-то в полном эвакуационном снаряжении посмотрел на ее пластинку и

махнул направо, где находился тупик "Е"; секция 40 была последней в ряду.

Кто-то еще, также в полном снаряжении, указал на отсек А - один из тех,

чьи люки все еще были закрыты. Сассинак повозилась с замком, убедилась,

что индикаторы горят зеленым, и подняла тяжелую крышку. Внутри ярко

освещенного отсека она разглядела противоперегрузочную кушетку,

поблескивающие металлом рукоятки, панель с выключателями и лампочками.

 Но едва девушка собралась нырнуть в отверстие люка, как внезапная

резкая боль пронзила ей руку. Она попыталась обернуться, и на голову как

будто обрушился вес всего крейсера. После этого она провалилась во тьму...

 Коммандер Фаржон в гневе являл собой малоприятное зрелище. Офицеры,

стоявшие вокруг его стола, не питали иллюзий насчет настроения капитана.

 - Я хочу знать следующее, - холодно заявил он. - Кто запустил этот

отсек, и что в нем делал этот энсин, и почему не функционирует радиомаяк,

и что означает вся эта чепуха насчет утечки в системе безопасности связи?

 Все молча отвели взгляды.

 - Кавери! - рявкнул Фаржон.

 - Сэр, энсин Сассинак докладывала о двойной передаче с необычными

исходными кодами...

 - Знаю. Но ведь тот инцидент не связан с этой историей, не так ли?

 Кавери все еще не был уверен, насколько далеко он может зайти.

 - Не знаю, сэр. Это только начало. - Дождавшись кивка Фаржона, он

продолжил: - Сегодня она сообщила, что кто-то использовал ее исходный код,

пытаясь проникнуть в закрытый файл...

 - Код энсина Сассинак? Когда?

 - Очевидно, это произошло минут за пять до ее заступления на дежурство.

Она доложила мне об этом, едва я пришел... - И Кавери описал, что

произошло до сигнала учебной тревоги.

 Фаржон слушал молча, его лицо было совершенно бесстрастным. Потом он

обернулся к другому офицеру:

 - Ну, капитан Пализе, а что вы видели в тупике "Е"?

 - Сэр, мы направили энсина Сассинак в тупик "Е" в 18:26:40; она

покинула мостик в 18:24:10 и точно укладывалась в положенное время. Как

вам известно, сэр, при учебной эвакуации персонал все время в движении;

когда кто-нибудь заходит в тупик, мы не можем уследить за ним, пока он не

займет предписанный челнок или отделяемый отсек. Отдраив люк, они

отмечаются на эвакуационном компьютере, а потом должны как можно скорее

вернуться на свой пост. В течение двух минут мы зарегистрировали пятьдесят

три человека, вошедших в тот же тупик, - так примерно и должно быть.

Восемь из них попали не по назначению - это тоже в пределах допустимого. В

тупике "Е" дежурили два офицера, но они ничего не заметили, пока отсек

40-А не привели в действие.

 - Отлично, капитан Пализе. Теперь машинное отделение...

 - Отсек был включен, сэр, как всегда во время учебной тревоги. Мы не

можем отключать всю систему только из страха, что кто-то допустит

ошибку...

 - Знаю.

 Фактически это было распоряжением самого Фаржона, и офицеры машинного

отделения часто предупреждали, что учебная эвакуация со включенными

отделяемыми отсеками и челноками чревата неприятностями. Фаржон сердито

уставился на старшего инженера, а Эрлинг ответил ему тем же. Все знали,

что Эрлинг очень привязался к Сассинак после ее первого назначения в

машинное отделение. Что бы ни случилось, он занял бы ее сторону, если бы

только знал, где эта сторона.

 - В общем, сэр, все вроде бы шло как обычно. Если люк как следует

задраен, снаружи или изнутри, и аппаратура включена...

 - Изнутри?

 - И так, и этак. Челноки управляются изнутри, но функция отделяемых

отсеков - эвакуация раненых и выведенных из строя. Кто-то в тупике "Е" мог

запустить отсек так же легко, как тот, кто в нем находился.

 - Не думаю, что нас должен беспокоить этот вариант, - сурово возразил

Фаржон. - Меня интересует, нажала ли энсин Сассинак не ту кнопку по

глупости или же она осознанно намеревалась покинуть корабль.

 В наступившем молчании слова лейтенанта Ахаэля прозвучали подобно

кузнечному молоту:

 - Возможно, я смогу кое-что сообщить, сэр. Но я предпочел бы сделать

это лично вам.

 - Вот еще! Говорите!

 - Сэр, это деликатный вопрос...

 - Не деликатный, а неотложный, лейтенант, и я жду от вас немедленного и

подробного рапорта.

 Ахаэль слегка поклонился, уголки его рта скривились в улыбке.

 - Как вы знаете, сэр, мой кузен работает в офисе генерального

инспектора. Будучи офицером систем вооружения, я особенно заинтересован в

контроле над секретными документами, и, когда два месяца назад была издана

соответствующая директива, я решил осуществить проверку на этом корабле.

Вы помните, что дали мне разрешение? - Дождавшись кивка коммандера

Фаржона, он продолжил: - Так вот, я взял три копии явно секретной

документации, касающейся нового луча Уизерспуна, и - как предлагала

директива - дал знать недавно назначенным на корабль офицерам о том, что

такие документы существуют и где они находятся.

 - Ближе к делу, лейтенант.

 - Дело в том, сэр, что один из документов исчез и появился вновь в

следующую смену. Я выяснил, что три энсина и два мичмана имели возможность

сделать ксерокопию. Я взял документ пинцетом, поместил его в защитный

футляр для последующей обработки в лаборатории и послал кодированное

сообщение кузену на случай, если что-нибудь... э-э... произойдет и со

мной.

 - У вас есть причины полагать, что документ брала энсин Сассинак?

 - У нее была такая возможность, как и у четырех других. Лабораторное

обследование должно показать, брала ли она документ. Вернее, должно было

показать.

 - То есть?

 - Документ в защитном футляре исчез из моего личного сейфа, сэр. У нас

пропали не только отсек и энсин, но и документ, по которому можно было

идентифицировать того, кто нарушил правила безопасности. К тому же не

забывайте о неработающем маяке в отсеке. Мне кажется, это едва ли может

быть совпадением.

 - Только не Сассинак! - внезапно воскликнул Каверн. Его тоже грызли

сомнения, но лишь до выброса отсека. Если бы Сассинак хотела бежать, она

не стала бы привлекать к себе его внимание тем же утром.

 - Что касается исходящего сообщения с ее кодом, она могла докладывать

тому, с кем... э-э... работала, - добавил Ахаэль.

 - Но код назначения указал на офис генерального инспектора, - настаивал

Кавери. - Тот же код, что и на сообщении, посланном вам.

 - Вы уверены? Ну, она могла это сделать, чтобы навести подозрения на

меня...

 - Нет! - одновременно выкрикнули Эрлинг и Кавери.

 - Джентльмены! - сурово оборвал их Фаржон. - Это слишком серьезное

дело, чтобы переходить на личности. Энсин Сассинак могла случайно

запустить отсек. В то же время, несмотря на ее высокий рейтинг в Академии,

она могла быть не вполне лояльной, учитывая ее прошлое. Впрочем, это

касается и вас, лейтенант Ахаэль.

 - Сэр! - Ахаэль прямо-таки ощетинился. - Я был пленником, а она

рабыней. Разница...

 - Разница несущественна. Уверен, что она не добровольно продала себя в

рабство. Как бы то ни было, у тех, кто ее захватил, было достаточно

времени, чтобы имплантировать глубокое внушение - тогда она, конечно, не

может нести ответственности. В любом случае, лейтенант, ваша информация

еще сильнее запутывает положение. - Он сделал глубокий вдох, собираясь

разразиться длинной речью, но его опередил Макин, мичман-вефт:

 - Прошу прощения, капитан, но как насчет возвращения отсека?

 Лицо Фаржона стало еще более чопорным, чем обычно.

 - Возвращения? Мистер Макин, отсек был выпущен во время полета в ССП, и

мы на пути к назначенному рандеву с кораблем ИОК. Каждое из этих условий

делает возвращение невозможным.

 - Не невозможным, сэр. Трудным, но...

 - Именно невозможным. Вспомните элементарную физику, мистер Макин.

Отсек должен был приобрести субсветовую скорость на расстоянии, которое

можно охарактеризовать в кубических светоминутах. Причем вектор движения

нельзя рассчитать. Если бы радиомаяк функционировал - а мистер Эрлинг

утверждает, что это не так, - мы бы засекли хотя бы искаженный сигнал. И

мы могли бы потратить несколько недель на выслеживание отсека, если бы не

рандеву. Но у нас нет маяка, который можно отследить, а рандеву имеет

строгий график. Сейчас меня интересует, что доложить в штаб-квартиру Флота

и что рекомендовать в отношении этого энсина.

 Когда Фаржон распустил совещание, так ничего и не сообщив о своем

решении, вне его офиса начался возбужденный обмен мнениями.

 - Мне плевать, что болтает этот стукач, - заявил Кавери, забыв об

осторожности. - Я не верю, что Сассинак способна взять что-нибудь, что ей

не принадлежит, - даже кусок оладьи, - а если бы она это сделала, то

сейчас была бы здесь и во всем призналась.

 - Не знаю, Кавери. - Буллис с Админа не слишком переживал из-за этой

проблемы - он возражал исключительно из любви к спорам. - Конечно,

Сассинак трудолюбива и умна, но слишком умна, чтобы это пошло ей на

пользу. Если тебя интересует мое мнение...

 - Совершенно не интересует. Я... - Кавери умолк и обернулся к Макину,

который робко коснулся его руки.

 - Не мог бы я переговорить с вами, сэр?

 Кавери посмотрел на Буллиса, пожал плечами и последовал за вефтом по

коридору.

 - Ну?

 - Сэр, нельзя ли убедить капитана, что мы можем обнаружить

местонахождение отсека даже без радиомаяка на нем?

 - Кто именно может? Вы? Каким образом?

 - Мы можем, так как в отсеке энсин Сассинак. Я имею в виду вефтов, сэр.

Мы можем это сделать с помощью ссли.

 Кавери склонил голову набок.

 - С помощью ссли? Погодите - вы имеете в виду, что ссли может

обнаружить этот маленький отсек в нормальном пространстве, в то время как

мы...

 - Мы могли бы сделать это вместе, сэр.

 У Кавери создалось впечатление, что вефт подразумевает нечто большее,

но возбуждение пересилило любопытство.

 - Не знаю, как я смогу уговорить капитана, - пробормотал он, понизив

голос, так как к ним приближался Ахаэль. - Я не намерен пускаться во

что-то сомнительное.

 - Я знаю, Кавери, что девушка тебе нравится, - вмешался в их разговор

Ахаэль. - Она очень привлекательная, и я бы с удовольствием с ней

переспал. - Кавери густо покраснел. - Но обстоятельства наводят на

размышления - даже на подозрения.

 - Полагаю, ты бы заподозрил любого сироту и бывшего раба.

 Ахаэль тотчас же напрягся.

 - Не я упомянул о ее прошлом, - напомнил он.

 - Верно, но ты должен признать, что был в плену в том же месте и в то

же время, что и Сассинак. Странно, что ты ни разу ее там не видел. Может,

это тебе что-то имплантировали?

 Ахаэль свирепо уставился на него.

 - Ты сам никогда не был в плену, верно? А я торчал на той жалкой

планетке, запертый в вонючей камере с пятью другими членами экипажа

"Калеба". Один из них умер от ран, а мой лучший друг был в полубезумном

состоянии из-за наркотиков, которыми его накачивали перед допросами. У

меня не было времени шляться возле бараков для рабов и глазеть на

маленьких девочек.

 - Прости, - смущенно потупился Кавери. - Я не знал.

 - Я об этом никому не рассказывал. - Ахаэль отвернулся и внезапно ткнул

в Кавери указательным пальцем. - И надеюсь, ты тоже не будешь болтать.

 - Разумеется, не буду. - Кавери смотрел вслед уходящему Ахаэлю, кляня

себя за свою несдержанность.

 - Вы заметили, что он не ответил на ваш вопрос? - задумчиво протянул

Макин. В ответ на непонимающий взгляд Кавери он объяснил: - Вы правильно

предположили, сэр, что во время пребывания в плену пираты могли ввести

какую-то программу в мозг лейтенанта Ахаэля, что бы он там ни говорил.

Возможно, его друг действительно помешался от наркотиков, но кто знает,

что произошло с ним самим?

 - Мне не нравится обвинять человека, прошедшего через... через

подобное.

 - Естественно. Но пираты как раз могли рассчитывать, что это объяснит

все его промахи. А что касается отсека и энсина Сассинак...

 Сторонники Сассинак собрались в отсеке Кавери - вефты, другие энсины,

Эрлинг из машинного отделения... После начальной неразберихи, когда все

уверяли друг друга, что Сассинак не способна ни на что дурное, они

приступили к поискам выхода.

 - Нужно проделать все поскорее, потому что в этих чертовых отделяемых

отсеках слишком мало запасов воздуха. Если Сассинак в сознании, она

погрузит себя в холодный сон, но, когда этим занимаются любители, они

часто совершают роковую ошибку.

 - Если она в холодильной камере, мы не сможем ее обнаружить - это все

равно что смерть, - вставил Макин. - Нам нужно найти ее, прежде чем она

это сделает или прежде чем она умрет.

 - Как долго она сможет протянуть, Эрлинг?

 Все посмотрели на лицо инженера - оно не выражало особой надежды.

Эрлинг развел руками:

 - Зависит от нее. Рискнет она продержаться на имеющихся запасах воздуха

или выберет холодный сон. Мы ведь даже не знаем, а не вывел ли тот, кто

запустил отсек, вместе с маяком из строя и кислородные баки с модулем

холодного сна. Самое большее сто десять - сто двадцать часов с момента

запуска. - Он посмотрел на часы и закончил: - Прошло уже восемь часов. А

так как капитан твердо решил явиться на завтрашнее рандеву с кораблем ИОК,

это отнимет у нас еще от двадцати четырех до тридцати часов. - В его

взгляде ощущался вызов, и вефт-энсин Джрайн принял его.

 - Предположим, мы не смогли убедить капитана отказаться от рандеву. Как

насчет того, чтобы вернуться после встречи? Тогда капитан, возможно, будет

более сговорчивым.

 - Кто знает? - фыркнул Эрлинг. - Может, ему приспичит отправиться в

командный сектор. Вы утверждаете, что сможете найти Сассинак вместе со

ссли, но я не уверен, что после встречи смогу достаточно точно рассчитать

курс и время. Даже если мы выйдем на то же самое место, где произошло

катапультирование, - хотя и это звучит нелепо, когда речь идет о

сверхсветовом пространстве, - у нас нет гарантий, что мы используем тот же

вектор. Как-то на одном корабле попытались перебросить боевые модули из

ССП в систему Герими. Так те разметались по всему космосу, и понадобились

месяцы, чтобы разобрать ту путаницу. Даже используя вас как проводников,

мы должны будем маневрировать кораблем. Не знаю, насколько нам это

удастся.

 - Мы должны попытаться. - Мира взъерошила свои светлые волосы, словно

пытаясь их выдрать. - Сассинак невиновна, и я не намерена позволять, чтобы

все свалили на нее. Она многим помогала в Академии...

 - Только не вашей компании, - заметил Джрайн.

 - Это моя мать заставила меня дружить с ними, - отозвалась Мира. - Но

теперь моя подруга - Сассинак, и я не хочу, чтобы она болталась по космосу

неизвестно сколько времени в этом дурацком отсеке!

 - Ну и что ты предлагаешь?

 - Думаю, у Джрайна возникла хорошая идея. Пусть Фаржон проведет свое

рандеву, а когда он выкинет эту заботу из головы, попробуем убедить его.

Если же он не согласится...

 Кавери сердито нахмурился. Никому не хотелось произносить вслух слово

"мятеж".

Предыдущая главаСодержание Следующая глава