5

 - Энсин Сассинак просит разрешения подняться на борт, сэр.

 "Подняться на борт" означало всего лишь пересечь цветную полосу на

палубе крейсера, но ритуал был таким же, как всегда.

 - Разрешаю.

 Палубный офицер - молодой человек, чья розовая кожа и ярко-голубые

глаза свидетельствовали о бринанском происхождении, - имел на рукаве

кителя один широкий и один узкий золотой ободок. Он отсалютовал в ответ, и

Сасс шагнула через полосу. На плече у нее висела сумка, содержащая разные

личные мелочи, которые ей позволили взять на борт. Ее форма (рабочая,

парадная и так далее) была отправлена на боте перед последним разговором с

комендантом Академии после похорон Абе.

 Сасс разделила каюту с другой девушкой - энсином Мирой Витсель (всего

энсинов было пятеро). В их крошечном отсеке ей принадлежали узкий рундук

для формы, три ящика комода и небольшой ларь для личных вещей. Сасс лишь

слегка знала Миру - блондинку чуть выше предельно низкого для службы во

Флоте роста из компании Рэндольфа Нила Парадена. Она понадеялась, что Мира

не так заносчива, как другие из той кучки, кроме того, ее почетный диплом

мог помочь уладить возможные проблемы. От кают остальных энсинов их

отделял маленький кабинет-салон (три компьютера, круглый стол, пять

стульев). Быстро рассовав по местам вещи, Сасс посмотрела в узкое зеркало

возле двери и усмехнулась своему отражению, подумав о том, какое

впечатление она произведет на капитана. Опрятная, энергичная, правда,

слишком много энтузиазма... Как бы то ни было, Сасс не сомневалась, что ее

первое путешествие пройдет хорошо.

 - Войдите! - Через открытый люк голос капитана прозвучал несколько

сварливо, словно ему наскучили протокольные обязанности.

 Фаржон, коммандер Фаржон - Сасс долго практиковалась в смягченном

произношении звука "ж", типичном для его родной планеты, где говорили на

Неогейше с сильным французским влиянием. Она сделала глубокий вдох и

вошла.

 Капитан ответил на формальное приветствие все тем же сварливым, хотя и

не враждебным голосом. Высокий и худощавый, он слегка склонился над

захламленным столом, протягивая ей руку, словно у него побаливала спина.

 - Садитесь, энсин, - пригласил новичка капитан, щелкнув клавишей

компьютера. - Ага, ваше досье прибыло раньше вас... Почетный выпускник. -

Он устремил на нее резкий взгляд. - Не рассчитывайте, энсин, что это

обеспечит вам какие-либо преимущества.

 - Так точно, сэр. - Сассинак сидела неподвижно, и капитан кивнул:

 - Вот и отлично. С некоторыми почетными выпускниками бывают проблемы,

но если вы не собираетесь задирать нос, то трудностей возникнуть не

должно. Давайте посмотрим... - Он уставился на экран компьютера. - Так. Вы

первый энсин, прибывший на борт. Я поставлю вас в третью вахту, но это не

постоянно и не означает то же, что в Академии. Когда почетный выпускник

начинает с третьей вахты, это значит, что всем обеспечен одинаковый старт.

 "И вам не придется выслушивать жалобы на фаворитизм", - подумала

Сассинак и молча кивнула.

 - Ваша первая тренировочная смена будет инженерная, - продолжал Фаржон.

- Лейтенант Дасс установит вам график дежурств. Есть вопросы?

 В голове у Сасс теснилось множество вопросов, но она знала, что следует

ответить отрицательно.

 - Нет, сэр.

 Капитан кивнул и послал ее к лейтенанту Дассу. Дасс, в отличие от

своего командира, был крепким плотным мужчиной, чье смуглое лицо с

приятными чертами делали еще более выразительным ярко-зеленые глаза.

 - Энсин Сассинак, - протянул он голосом, вызвавшим у нее болезненные

воспоминания о старшекурсниках в Академии, когда она еще была "тупицей". -

Почетный выпускник...

 Сассинак встретилась с ним взглядом и увидела в зеленых глазах озорные

искорки.

 - Сэр... - начала было она, но лейтенант прервал ее:

 - Ладно, энсин. Я видел ваше личное дело и знаю, что вы умеете быть

вежливой при всех обстоятельствах и при этом отлично работать. Капитан

распорядился, чтобы вы начали с инженерной смены, так как мы только что

установили новую экспериментальную гомеостатическую систему и она все еще

проходит испытания. Вы будете отвечать за нее, когда найдете время изучить

документацию. - Он усмехнулся. - Не удивляйтесь, энсин, вы уже не курсант,

а офицер Флота. У нас нет места для тугодумов - мы должны сразу же понять,

сможете ли вы работать. Изучение, возможно, займет все ваше свободное от

вахт время в течение нескольких дней. Не стесняйтесь спрашивать обо всем

шефа инженерной службы или обращаться ко мне. На вахте вы будете заняты

обычными обязанностями, но можете подежурить и с экипажем машинного

отделения.

 - Так точно, сэр. - Мысли Сасс бешено завертелись. Неужели ей придется

отвечать за испытания новой системы, которая может погубить их всех, если

она сделает серьезную ошибку? На этот раз воспоминание об Абе не принесло

с собой боли. Он не раз говорил, что Флот будет проверять границы ее

возможностей.

 - В вашей характеристике сказано, что вы хорошо ладите с союзниками?

 "Союзниками" во Флоте называли представителей присоединившихся к

Федерации негуманоидных миров. Сассинак никогда не слышала, чтобы этот

термин использовали настолько открыто.

 - Да, сэр.

 - Отлично. У нас есть мичман и несколько бойцов-вефтов, а также один

энсин. Очевидно, вы знали его в Академии? - Сасс кивнула. - Да, вот еще,

видели ли вы когда-нибудь взрослого ссли?

 - Нет, сэр.

 - Последние два года они служат на всех средних и тяжелых крейсерах. -

Он взглянул на таймер. - У нас как раз есть время посмотреть.

 Местом обитания ссли был узкий овал десяти метров в длину и всего двух

в ширину, поднимающийся вверх от киля через пять ярусов почти на двадцать

метров. Водопроводная система, поддерживающая морскую среду, занимала

почти такой же объем.

 Сели вырос из своей присоски пока всего на три метра в диаметре, и его

лопасть все еще была почти круглой. Два иллюминатора в цистерне позволяли

зрительно наблюдать за состоянием окружающей среды. Короткие пальцы

лейтенанта заплясали по клавишам компьютера возле одного из окон.

 - Вежливость требует спросить разрешения, прежде чем включить там свет.

 Сассинак заглядывала через его плечо. На экране появились вопрос и

утвердительный ответ. Дасс потянул за рычаг, и свет озарил в воде

причудливую красную лопасть, испещренную желтыми и белыми пятнами.

Сассинак пораженно уставилась на нее. Казалось невероятным, что этот

массивный неподвижный предмет мог быть не только живым, но и достаточно

разумным, чтобы являться полноправным членом ФОП. Сасс с трудом верила,

что личинки, которые она видела в аквариумах Академии, имеют нечто общее с

этим... с этой вещью.

 Реальность оказалась куда необычнее видеопленок. Сасс интересовало, что

чувствует это существо, как оно думает...

 - Право, не знаю, - ответил Дасс на ее расспросы. - Их открыли теки, а

они, по всей вероятности, скорее склонны считать разумными существами

минералы, нежели людей. - Он внимательно посмотрел на девушку. - Некоторых

один вид ссли нервирует, а вас?

 - Нет. - Сассинак покачала головой, все еще глядя в иллюминатор. - Он

красив, но трудно себе представить, что он способен чувствовать. Хотя

почему бы и нет? Как вы с ним общаетесь?

 - Как обычно - с помощью биокомпьютера. - Офицер указал на провода,

связывающие ссли с компьютерным терминалом. - Хотите ему представиться?

 Когда Сасс кивнула, Дасс вставил в компьютер ее идентификационный код и

включил общий доступ к сведениям об офицерском экипаже.

 - Таким образом можно получить информацию из вашего файла. Ничего

специфического - только то, что известно о вас любому другому офицеру.

Возраст, звание, пол, внешность, планета происхождения и тому подобное.

Если вы захотите поделиться другими сведениями, то можете сообщить их

непосредственно или открывая сегменты вашего файла. Теперь подойдите сюда

и приготовьтесь к ответам.

 На экране перед ней загорелось приветствие: "Добро пожаловать, энсин

Сассинак! Во Флоте мое имя Хссрхо. Я был помещен сюда тридцать стандартных

месяцев назад. Очевидно, вы не помните, но вы видели меня в личиночном

состоянии на втором курсе Академии".

 Сассинак хорошо помнила свое первое знакомство с личинкой ссли в

лаборатории связи с негуманоидными разумными существами, но она никак не

ожидала встретить то же самое существо на дальнейшей стадии развития. К

тому же она не припоминала его имени. Она быстро ответила на приветствие,

извинившись за свою забывчивость.

 "Это не важно. Мы принимаем новые имена, попадая на корабль. Вы не

могли этого знать. Но я помню курсанта, которая извинилась, налетев на мой

бак".

 После обмена приветствиями со ссли лейтенант Дасс повел ее по лабиринту

коридоров в машинное отделение. Сассинак пыталась запоминать маршрут, но

ей приходилось то нагибать голову, то через что-то перешагивать. Она

начала интересоваться, не ведет ли он ее нарочно кружным путем.

 - Если вы думаете, что я веду вас задними коридорами, - бросил Дасс

через плечо, словно прочитав ее мысли, - то должен сообщить, что весь этот

хлам - следствие соседства двух экологических систем. Как только мы

настроим новую так, чтобы был доволен Эрлинг - он руководит машинным

отделением, - то сможем избавиться от излишков.

 Даже после тщательного изучения всех типов кораблей в Академии Сасс

понадобилось немалое время, чтобы усвоить географию огромного крейсера.

Конструкция корабля предполагала не только установку тяжелого оружия для

сражений в космосе и с целыми планетами, но и место для солдат с

сопутствующим снаряжением и челноками для высадки. Крейсеры часто

действовали в одиночку, поэтому им требовалось куда большее разнообразие

вооружения и оборудования, чем кораблю из боевой группы. Чтобы сохранить

способность приземляться на планеты в самых необычных ситуациях и

маневрировать (пусть и неуклюже) в атмосфере, корпус крейсера имел

яйцевидную форму. Благодаря изобретению искусственной внутренней

гравитации, кораблям больше было незачем постоянно крутиться для создания

псевдопритяжения.

 В первые несколько дней всем новым энсинам организовали экскурсию по

каждой палубе - от узких безмолвных коридоров информационной палубы, где

можно было увидеть лишь различные компоненты корабельных компьютеров, до

хорошо организованного беспорядка взлетной палубы с орбитальными

челноками, беспилотными и управляемыми космическими истребителями,

самолетами и сопутствующим оборудованием, не говоря уж об экологической

палубе, расположенной на самом нижнем ярусе, где гигантские водопроводные

системы тихо бормотали что-то про себя между дрожащими насосными

установками.

 В самом центре корабля располагалась главная палуба, а в ее середине -

капитанский мостик. Вдоль задней части мостика размещались каюты офицеров

высокого ранга, а помещения для энсинов теснились у кормового грузового

лифта, шахта которого тянулась вертикально через все палубы. Чтобы энсины

не считали лифт предназначенным исключительно для их удобства, им

напомнили, что правила запрещают использование грузового лифта только для

персонала - энсинам придется вдоволь побегать вверх и вниз по трапам между

палубами.

 На главной палубе также обосновалась вся администрация корабля. Между

информационной и экологической палубами находилась экипажная, или

войсковая, палуба, где, помимо кубриков для экипажа, салонов для отдыха и

столовой, располагались лазарет и медицинская лаборатория. Когда корабль

приземлялся на планету, с войсковой палубы открывался широкий скат-пандус,

обеспечивая солдатам легкий доступ на поверхность планеты.

 На палубах не было никаких декоративных излишеств. Каждая трубка,

каждый провод, каждое приспособление имели свою функцию, обрыв которой мог

поставить корабль в критическое положение. То же самое касалось даже таких

мелочей, как расписание пользования душем или тренажерами для упражнений в

спортзале. Сасс было трудно в это поверить, но под строгим взглядом

старшего офицера она кивала вместе с остальными.

 Познакомившись с крейсером, энсины поняли, что в службе на корабле нет

ничего экзотического. Мира вдали от академических снобов оказалась вполне

симпатичной девушкой, готовой подружиться с каждым. Ее отец, состоятельный

капитан торгового корабля, убедил дочь в преимуществах карьеры космонавта.

Мира искренне восхищалась Сассинак, потому что она "такая сильная". Но, к

удивлению Сасс, в спортзале быстро выяснилось, что Мира куда крепче ее.

 - Я не должна была выставлять это напоказ, - ответила Мира на

удивленные замечания Сассинак. - Мама хотела, чтобы я стала не просто

космонавтом, а настоящей леди. А в Академии Нил и его компания... - Она

покосилась на Сассинак, и та внезапно поняла, что Мира по-настоящему хочет

с ней подружиться. - Они говорили, что незачем выпендриваться в спортзале,

так как все медали все равно достанутся вефтам. Да и мама, когда узнала,

что Нил в одной группе со мной, прислала мне целую пленку с увещеваниями.

Она бы съела меня с потрохами, если бы я без должной причины поругалась с

Нилом. - Мира похлопала Сасс по плечу, словно не была ниже ее на целый

дециметр. - Прости, но ты выступала не в той категории. К тому же и так

было ясно, что ты можешь нокаутировать Нила, когда только захочешь...

 - Ты... - Сасс не могла найти подходящего слова и лишь покачала

головой.

 Мира усмехнулась:

 - Я типичное откормленное и невоспитанное отродье богачей, которое

никогда не станет адмиралом, но рассчитывает на продолжительную и приятную

карьеру во Флоте. В моей характеристике сказано, что мне недостает

честолюбия.

 - Зато хватает многого другого, - фыркнула Сасс. - Конечно, ты хитрая

маленькая вонючка, но я уверена, что ты будешь хорошей подругой.

 - Постараюсь. - Голос Миры внезапно стал серьезным. - Когда появляется

шанс и когда мне кто-то нравится... - И прежде, чем Сасс успела задать

вопрос, Мира продолжила: - Ты мне нравишься, Сасс... теперь. В Академии ты

была слишком чопорной, хотя я и понимаю, что у тебя имелись на то причины.

Я очень хочу, чтобы мы стали друзьями - друзьями в том смысле, в каком это

принято в моей семье: держаться спиной к спине против врагов, но если мне

покажется, что ты в чем-то не права, я выложу тебе это прямо в глаза.

 - Выходит, ты умеешь говорить прямо. - Сассинак улыбнулась и протянула

руку. - Хорошо, Мира, будем дружить.

 После этого Сасс всегда пользовалась свободной минуткой, чтобы

поделиться впечатлениями с Мирой. Обеды в офицерской столовой были не

такими формальными, как в Академии, но они предпочитали не выделяться и

держались по мере сил скромно.

 Первый месяц Сассинак дежурила в третьей вахте и, следовательно, ела с

офицерами из той же вахты. Капитан, как правило, обедал по расписанию

первой вахты, куда входила Мира. По ее словам, Сасс не много потеряла. И

когда ее тоже перевели в первую вахту и приписали к службе связи, Сасс

поняла, что Мира была права. Вместо оживленной дискуссии о политических

скандалах на Эскалоне или Контене, в этой вахте энсины по большей части

молча выслушивали бесстрастные критические замечания капитана Фаржона.

Сассинак постоянно со страхом ожидала слов: "Кстати, насчет неполадок в

машинном отделении..." (или в какой-нибудь другой секции).

 Зато служба в отделе связи создавала у Сасс ощущение контакта с внешним

миром. Корабли Флота, в отличие от гражданских судов, часто проводили в

глубоком космосе целый стандартный год или даже еще более длительный срок.

Правда, Сассинак, вспоминая бараки для рабов и пиратский корабль, находила

вполне приемлемым пребывание на просторном и чистом крейсере, полном

потенциальных друзей, но многие не разделяли ее мнения.

 Корфин - энсин, постепенно соскальзывающий в депрессию, за которой

следует уже настоящая паранойя, - никогда не дружил с Сасс в Академии, тем

не менее девушка, видя его состояние, делала все, чтобы подбодрить

беднягу. Однако ничего не помогало. Наконец кто-то из офицеров сообщил об

этом врачу, и когда лечение замедлило, но не остановило развитие болезни,

Корфина погрузили в холодный сон, чтобы отчислить как непригодного к

службе на корабле по медицинским показателям, когда они прибудут на базу

Флота.

 - Почему этого не смогли предвидеть? - спросила Сассинак во время

одного из сеансов групповой терапии, на которых настаивал врач. - Почему

его не отчислили после первого же года учебы или еще раньше?

 Корфин, как и она, учился во флотской подготовительной школе, и его

медицинская карта велась не менее десяти лет.

 - Корфина предупреждали о такой возможности, - ответил ей врач. - Это

упоминается в карте. Но его отец был кадровым служащим Флота и погиб в

результате несчастного случая; парень хотел попытаться, и Совет согласился

дать ему шанс. К тому же это не было пустой тратой времени - ни его, ни

нашей. Судя по его характеристике, он вполне годен для планетарной службы,

если, конечно, захочет этого.

 Сассинак не представляла, чтобы кто-нибудь мог такого хотеть. Торчать

на одной планете или перелетать с одной на другую в холодильной камере?

Ужасно! Радуясь, что у нее нет подобных проблем, Сасс с энтузиазмом

вернулась к работе.

 Ее последнюю службу можно было посчитать привилегированной. "Будка"

связистов была просторным помещением, выходящим прямо на мостик. Осторожно

выглянув, Сассинак могла увидеть палубного офицера в командном модуле или

рядом с ним, наблюдающего за остальными с узкого выступа. Разумеется, она

не могла увидеть все - ее рабочее место заслоняло основные экраны и

оружейную секцию. Но Сасс ощущала себя находящейся в нервном центре жизни

корабля. Система связи на недавно переоснащенном тяжелом крейсере

значительно отличалась от той, которую она изучала в Академии.

 Вместо старой двойной системы обычного субсветового радио и связи ССП,

используемых только при нахождении корабля в субсветовом пространстве, на

крейсер установили пять отдельных систем, работавших практически при любых

условиях.

 Система близкой связи, применяемая в пределах тридцати люменов от

приемника, в сущности, являлась старым субсветовым микроволновым реле,

которым пользовались еще в стародавние времена. Маломощная система ССП,

предназначенная для применения, когда сам корабль находился не на одном из

маршрутов ССП, осуществляла немедленную связь в пределах данной системы и

сравнительно быструю связь с соседними звездными системами. Две более

сильные системы связи обеспечивали передачи с корабля на траекториях ССП:

субсветовой экстренный канал - СЭК - передавал компьютерные сообщения в

отмеченные на картах точки - коммуникационные узлы, а высокомощная связь

ССП гарантировала контакт с космическими станциями. А самая новая,

экспериментальная и секретная компьютерная система МССП предназначалась

для связи с другими судами Флота на маршрутах ССП.

 Для каждой системы существовала отдельная серия правил и кодов,

определяющих, куда и кем может быть послано сообщение и кто может или

должен его принять.

 - Мы не хотим, чтобы кто-либо прознал, чем мы располагаем, - объяснил

начальник отдела связи. - Пока что все коммерческие суда в пространстве,

населенном людьми, пользуются старыми системами - радио и тому подобным, а

также маломощной связью ССП. Арбетроники вот-вот изготовят коммерческую

версию субсветового передатчика ССП, но на высокомощную связь добро дали

только Флоту. Систему разрабатывали мы, так что, если кто-нибудь не

настучит, она останется нашим детищем. Тем более связь между кораблями. Вы

понимаете почему.

 Сассинак, безусловно, понимала. До сих пор корабли Флота должны были

выходить в субсветовое пространство, чтобы принять поступающие сообщения -

главным образом в отмеченных на картах узлах, что делало их действия

слишком предсказуемыми. Инструкторы в Академии подозревали, что флотские

сообщения регулярно изымались из компьютеров, как компаниями, так и

пиратами. Новая связь МССП должна была сделать Флот независимым от

коммуникационных узлов.

 - Владение информацией означает власть, - подытожил начальник отдела

связи. - В настоящее время все сообщения с кораблей в спорных или

неохраняемых секторах задерживаются для групповой передачи с помощью

обычного субсветового радио на ближайший почтовый пункт. Какие-нибудь

более серьезные сведения - о смерти, катастрофе и тому подобном - можно

передать по маломощной системе с разрешения офицера связи, который вправе

потребовать подписи капитана. Каждая передача снабжена кодом офицера,

санкционировавшего ее. Код оператора - того, кто нажал кнопку, - также

автоматически подключается к передаче. После приема сообщение

автоматически закладывается в охраняемый файл, если только его статус не

потребует больших мер безопасности. Код офицера, принявшего передачу - то

есть ваш код, если вы на дежурстве, - также отправляется в файл. Если это

обычная групповая почта, проверьте ее у лейтенанта Кардона. Когда он

скажет, что все в порядке, пусть компьютер рассылает ее по индивидуальным

почтовым файлам.

 - А как насчет других передач?

 - Ну, если это не групповое, а одиночное послание, вы должны получить

санкцию на его отправление в индивидуальный файл. Если сообщение пришло по

маломощной системе, значит, это касается флотских официальных дел и его

нужно направить капитану, но в его служебный, а не личный почтовый файл.

Мы не получаем сообщений по высокомощной системе или СЭК, так что вам

нечего об этом беспокоиться. Если же что-то поступает по МССП, то передачу

нужно немедленно переправить в служебный файл капитана. Свяжитесь с

капитаном, где бы он ни был, и не оставляйте никаких копий в основном

компьютере. Ясно?

 - Да, сэр. Но на сообщение по МССП тоже ставится мой личный код?

 - Разумеется. Так делается всегда.

 Через несколько дней Сассинак появилась в рубке связи как раз в тот

момент, когда прозвучал сигнал о передаче. Кавери, уже понявший, что новый

энсин может не хуже его выполнять свою работу, указал на большой дисплей.

Сассинак просканировала решетку и кивнула.

 - Я приму это, - сказала она.

 - Я уже подключил свой код. Обычная почта со Стенуса - ничего

особенного.

 Сасс щелкнула несколькими клавишами, наблюдая за дисплеем. Компьютер

начал рассортировывать и отправлять сообщения. Экран быстро мигал, и Сасс

не успевала читать. Ей нравились сюрреалистические узоры дисплея. Они

словно балансировали на самом краю здравого смысла, подобно тому, как

математика слегка превышала пределы ее возможностей.

 Внезапно что-то насторожило Сасс, и она нажала клавишу контроля.

Дисплей застыл на полпути между сигналами, показывая только исходные коды.

 - В чем дело? - спросил Кавери, подошедший взглянуть, почему

прекратилось мерцание.

 - Не знаю. Тут что-то странное.

 - Странное! Вы пробыли здесь шесть стандартных месяцев и еще

удивляетесь, обнаружив что-то странное?

 - Нет... не совсем. - Вглядевшись в экран, Сассинак поняла, что ее

удивило. Из восемнадцати разных сообщений на экране два имели одинаковые

исходные коды, каждый из которых был продублирован четыре раза. Это

создавало повторяющиеся световые блоки там, где Сасс ожидала увидеть

беспорядочный хаос. Она посмотрела на Кавери. - Что означает

четырехкратное дублирование исходных блоков?

 - Четырехкратное? Никогда такого не видел. Дайте-ка взглянуть... -

Офицер включил на своем экране справочную систему. - Какой там код?

 Сассинак прочитала код и подождала, пока Кавери вставит его в

компьютер. Внезапно он присвистнул:

 - Это код офиса генерального инспектора Флота! Интересно, кто это

получает почту от генерального инспектора? Что же касается четырехкратного

дублирования...

 Сасс услышала мягкое щелканье клавиш, потом еще один свист.

 - Не понимаю, энсин. Очевидно, какой-то внутренний код, но его нет в

книге. Кому адресовано сообщение?

 Сассинак прочитала коды, и Кавери проверил их.

 - Хм. Лейтенанту Ахаэлю и офицеру систем вооружения... а это тоже

лейтенант Ахаэль. Вот что я скажу вам, энсин: кто бы ни был отправителем,

он хочет быть уверенным, что Ахаэль получит это сообщение. - Кавери бросил

на девушку странный, словно провоцирующий взгляд. - Хотите, чтобы я

поставил специальную отметку?

 - Нет... - неуверенно отозвалась Сасс и, так как офицер продолжал

смотреть на нее, добавила более твердо: - Просто поставьте код получателя.

В конце концов, это не наше дело.

 Тем не менее она не могла выбросить непонятную передачу из головы.

Конечно, генеральный инспектор мог затеять внезапную проверку, а кто-то из

младших офицеров - предупредить об этом друга. А может, кто-то - вероятно

сам лейтенант Ахаэль - лично пожаловался генеральному инспектору. Такое

тоже случалось. Но Сасс не могла махнуть на это рукой. Будучи на

дежурстве, она была обязана подмечать все необычное в отделе связи. Два

сообщения из офиса генерального инспектора, отправленные одному и тому же

лицу по разным адресам и с исходным кодом, отсутствующим в книге...

Событие, безусловно, было весьма необычным.

 - Входите, энсин, - отозвался капитан Фаржон, сидя за столом. Сасс

очень хотелось, чтобы на его месте был какой-нибудь другой офицер. - В чем

дело?

 - Необычная передача, сэр. - Сассинак положила на стол отпечатанные

копии. - Это пришло с групповой почтой. Два разных адреса для лейтенанта

Ахаэля: один - на его личный файл, другой - офицеру систем вооружения.

Один и тот же исходный код офиса генерального инспектора, но повторенный

четыре раза... - Она умолкла, увидев, что привлекла внимание Фаржона.

Капитан взял копии и стал их рассматривать.

 - Хм-м... Вы это расшифровали?

 - Нет, сэр. - Сассинак постаралась, чтобы в ее голосе не прозвучало

сожаления. Расшифровка была против правил, а Сасс еще не сделала ничего,

что могло бы заставить капитана подумать, будто она способна нарушить

правила.

 - Ну, - Фаржон все еще смотрел на копии, - возможно, в этом нет ничего

особенного, энсин. Какой-то друг лейтенанта Ахаэля из офиса генерального

инспектора хотел быть уверенным, что Ахаэль получит его сообщение. Но вы

были правы, обратив на это мое внимание. Абсолютно правы. - Судя по его

скучному и раздраженному голосу, он так не думал. Сассинак ожидала

продолжения. - Если нечто подобное повторится, сразу же доложите мне. Вы

свободны.

 Но Сассинак не была удовлетворена. Что-то постоянно сверлило у нее в

голове, хотя она не могла понять, что именно. Разумеется, Фаржон - самый

педантичный из капитанов - не мог быть замешан в каких-то махинациях. К

тому же вряд ли можно с уверенностью причислить к махинациям получение

сообщения из офиса генерального инспектора.

 И в первом же разговоре с Джрайном - энсином-вефтом - Сасс упомянула,

что недовольна реакцией Фаржона на ее доклад.

 - Нет, мы не считаем его нечестным, - ответил Джрайн. - Капитан не

любит вефтов, но он не особенно любит и всех остальных, кого только не

знает с детства. Жители Бретани очень косные - чем-то они похожи на сетти,

те всегда твердо уверены, будто знают наверняка, что правильно, а что нет.

 - А я думала, что сетти, напротив, очень расхлябанные, - заметила Сасс.

- Хулиганы и скандалисты, всегда готовые затеять драку или спустить

последнее за игорным столом.

 - Все верно, но это не значит, что у них нет своих строгих правил. Ты

знаешь, что сетти не признают генной инженерии?

 - Очевидно, они слишком для этого примитивны.

 - Да, но они сами хотят быть такими. Им кажется, что вмешиваться в

природу подобным образом - все равно что наливать свинцом игральные кости.

Но это к делу не относится - важно то, что мы, вефты, считаем Фаржона

честным. Хотя мы ему и не нравимся, мы с удовольствием служим на его

корабле.

 А еще через несколько корабельных дней произошло первое нарушение

обычного распорядка с тех пор, как они покинули базу. Крейсер получил

распоряжение обследовать планету в системе, о которой поступило несколько

противоречивых сообщений: исследовательская  служба  Федерации

охарактеризовала ее как "обитаемую, возможную для ограниченной

колонизации", а более свежие данные от независимых исследователей

утверждали, что планета "мертвая и не дает никакой надежды на заселение".

 Наблюдения с орбиты вроде бы подтверждали последние сведения - на

планете нет жизни и невозможно существование без кардинального воссоздания

земных условий. Но Флот, очевидно, хотел убедиться в этом с более близкого

расстояния. Всегда ли планета была мертвой или же ее сделали такой?

Коммандер Фаржон лично подобрал группу высадки: Сассинак в качестве

офицера связи, десять специалистов и десять вооруженных охранников.

 Первый раз после тренировочного курса в Академии Сасс облачилась в

полный комплект снаряжения. Только на сей раз все баллоны и печати

проверял не инструктор, а сержант. Она должна была четко запомнить, где

находится каждая кнопка. Понимая, что это уже не тренировка, Сасс

проверила основное и вспомогательное радио, убедилась, что пленка готова к

записи, а компьютерные каналы свободны для ввода.

 Сассинак не видела планеты, пока челнок не отошел от корпуса крейсера.

Она выглядела точно так же, как все мертвые планеты на учебных

видеокассетах. Сасс тут же отвернулась и решила еще раз проверить

снаряжение. Хотя планета не обладала кислородной атмосферой,

поддерживаемой биосферой, она уже вплотную приблизилась к ослабленной

атмосфере, типичной для необитаемых миров.

 Кроме того, что бы ни погубило пригодные для жизни условия, этот фактор

все еще мог быть активным. Придется все время дышать из баллона. Но едва

она сошла с трапа челнока и ощутила под ногами песок чужой планеты, как

командир группы подал сигнал предупреждения.

 Сначала Сассинак не могла судить о том, какого размера или на каком

расстоянии от них находятся летучие пирамиды, которые, казалось, выросли в

воздухе из ничего, словно мишени в компьютерной игре. Они абсолютно не

следовали траекториям, подходящим для внутрисистемных ботов, и даже не

замедляли скорость, как челноки, для осторожного приземления, а просто

висели несколько секунд над головами и быстро опускались на голые камни.

 Сассинак доложила об этом на корабль, едва сознавая, что делает,

настолько она была зачарована зрелищем. Вскоре с полдюжины пирамид сидели

- или лежали - в произвольном порядке возле челнока. Командир группы

высадки объявил, что это теки. Сассинак знала теков только по учебным

видеокассетам, а теперь увидела целую компанию в лицо, если подобное

выражение можно употребить по адресу этих существ.

 Один из членов группы спросил у командира:

 - Что нам с ними делать, сэр?

 В наушниках послышалось фырканье командира.

 - Более уместен вопрос, что они будут делать с нами. По-моему, у теков

нечто вроде совещания. А пока что смотрите в оба. Не многим из нас,

простых смертных, удается увидеть такое.

 Шлем его скафандра запрокинулся на плечи. Сассинак тоже посмотрела

вверх. Все новые и новые пирамиды появлялись в воздухе и приземлялись

поблизости.

 - Если они и впрямь совещаются, - заметил после паузы командир, - то мы

можем вернуться в челнок и перекусить. Это займет больше времени, чем мы

планировали. Доложите капитану, энсин.

 А над местом высадки зависали все новые и новые пирамиды. Внезапно те,

которые уже приземлились, взмыли вверх и присоединились к вновь прибывшим,

образовав сложную геометрическую структуру.

 - Это "собор" теков, - объяснил командир, явно впечатленный зрелищем. -

Внутри его поместится целый челнок. Вефты полагают, что теки там

осуществляют мысленную связь. Люди, побывавшие в таком "соборе", ничего не

рассказывают о происшедшем.

 - Люди бывали там? - испуганно переспросил кто-то.

 - Если теки приглашают, приходится идти, - ответил командир.

 - А как можно узнать, приглашают ли тебя теки?

 - Существуют свидетельства, что теки распознают среди людей отдельные

личности время от времени...

 - Их времени? - осведомился какой-то остряк.

 - Это похоже на "Часовню" в Академии, - тихо сказала Сассинак. Она не

считала, что сейчас подходящее время для умных разговоров, но каждый

по-своему реагирует на то, чего не в силах понять.

 - Многие так думают. Только старайтесь держаться подальше от этой

"Часовни". Никто не сможет ответить "нет" даже одному теку, не говоря уж о

целой флотилии.

 - А кто-нибудь знает о них больше, чем то, что содержится в

академических видеолентах?

 - Вы изучали высокоорганизованные негуманоидные культуры? Нет? Ну, так

или иначе, вам бы это не слишком помогло. Теки - союзные негуманоидные

существа, сооснователи Федерации. Вефты - одна из зависимых от них

культур, не знаю почему. Теки имеют минеральную структуру и общаются с

людьми очень редко и замедленно, если вообще общаются. - Хотя они уже

вернулись в челнок, командир по-прежнему говорил тихо. - Они питаются

трансурановыми элементами и, кажется, помнят все, что когда-либо

происходило не только с ними, но и с их отдаленными предками. Живут теки

очень долго, но прежде чем раствориться или окаменеть - не знаю, каким

образом они умирают, - они каким-то образом передают соплеменникам свои

воспоминания. Может быть, они связываются друг с другом телепатически.

Общаясь с людьми, теки используют компьютерную связь или модулируют

звуковые волны, не имея, как видите, ничего похожего на рот. Не

спрашивайте, как это происходит: это не моя область - я вижу теков всего

второй раз в жизни.

 Через несколько часов теки внезапно взлетели в темнеющее небо. Группа

высадки, уставшая от долгого ожидания, вновь принялась за работу.

 Сасс последовала за разведчиками к скальному обнажению, которое выбрали

для взятия образцов. Время от времени она сообщала на корабль о

результатах работы. Пыль, сквозь которую сверкали фонари, напомнила

девушке дымную пелену в баре. Внезапно она напряглась, а ее сердце бешено

заколотилось. Одну из фигур в скафандрах, снующих взад-вперед по

выработке, она уже видела раньше.

 Ну конечно - во время драки в баре, когда погиб Абе! Точно такой же

причудливый рисунок, как на шлеме этого человека, был и на куртке одного

из уличных хулиганов. Закрыв глаза, Сасс наконец-то вспомнила то, что

никак не могла припомнить раньше. Теперь она узнала быстрое движение руки,

которая целилась чем-то в Абе.

 Гнев затуманил ее глаза и ум. Сассинак уже открыла рот, чтобы

выкрикнуть обвинение в микрофон устройства связи, но вовремя стиснула

зубы. Убийца Абе здесь? Во флотской форме? Она не знала всех членов группы

высадки, но могла выяснить, кому принадлежит этот шлем. И как-нибудь,

каким-нибудь образом она сумеет отомстить.

 Оставшееся время на планете Сассинак молча трудилась, решив скрывать

свои чувства, пока не узнает, кто этот человек и почему он убил Абе. Потом

она снова подумала о таинственном двойном сообщении лейтенанту Ахаэлю. Не

было ли это частью той же самой загадки?

 Вернувшись на корабль, Сасс не стала совершать опрометчивых поступков.

У нее было достаточно времени, чтобы обдумать свои дальнейшие действия.

Идти к Фаржону с жалобой, что кто-то с корабля убил ее опекуна, означало

немедленную отправку в медпункт для успокоительных процедур. Справляться в

личных файлах было против правил - и даже если бы ей удалось проникнуть

сквозь компьютерную систему безопасности, она рисковала оставить следы

своих поисков. Кто бы ни был этот человек, он догадался бы, что Сасс

что-то заподозрила. Даже просто выяснять, кому принадлежит шлем, было

рискованно, но девушка чувствовала, что это наименьший риск. К тому же у

нее появилась идея.

 После появления и совещания теков командир группы высадки разрешил

более часто, чем обычно, переговариваться по радио, и Сасс едва успевала

помечать каждое сообщение нужным исходным кодом, как того требовали

правила. Следовательно, у нее были основания спросить о цифровом коде

каждого шлема, где располагалось устройство связи, и тем самым установить

его обладателя.

 Интересующий ее шлем принадлежал лейтенанту Ахаэлю. Внутренне дрожа, но

с дружеской улыбкой на лице Сасс обратилась к нему по телефону:

 - Простите за беспокойство, сэр, но мне нужно проверить одну из

передач...

 - Неужели нельзя было сделать это вовремя? - осведомился лейтенант

усталым и сердитым тоном.

 Сасс постаралась отбросить все мысли об Абе.

 - Очень сожалею, сэр, но у меня были неприятности с кодовой связью,

когда вокруг кружили теки. - Это была сущая правда, и она упоминала об

этом командиру группу, который мог подтвердить ее слова, если бы Ахаэлю

вздумалось их проверять. - Коммандер говорил, что это важно...

 - Ладно. Что именно вас интересует?

 - В 16:30 по корабельному времени разговор о биохимическом серном цикле

и его влиянии на четвертую стадию переосеменения. Это вы, сэр, или

специалист Нервин сказали: "Но это только в том случае, если вы

рассматриваете вклад бактериального слоя как чисто номинальный". Как раз с

этого места исходные коды начали путаться. - На последних словах Сасс

нажала кнопку, направляя ответ Ахаэля в приготовленный ею запечатанный

файл. Конечно, она нарушала правила, но ей это было необходимо. Если

защитная система не сработает, он первым услышит предупреждающее жужжание

и отреагирует на него.

 - Ах это! - Голос Ахаэля зазвучал менее напряженно. - Это был Нервин -

он рассказывал мне о последних исследованиях на Замрони. Очевидно,

появились новые доказательства значительного вклада бактериального слоя в

четвертой стадии. Вы читали об этом?

 - Нет, сэр.

 - Разве? Вы ведь участвуете в установке новой экологической системы, не

так ли? Мне казалось, что биосистемы - ваша область?

 - Нет, сэр, - твердо ответила Сассинак, догадываясь, куда он клонит. -

Я имею лишь самые общие познания об этом предмете. Откровенно говоря, сэр,

я нашла корабельную экологическую систему слишком сложной, и если бы не

шеф Эрлинг...

 - Понятно. Ну, с вас довольно или хотите узнать что-нибудь еще?

 Сассинак задала еще пару вопросов - вполне разумных, так как они

касались периода наиболее активных переговоров по радио. Ахаэль быстро

отвечал, очевидно полностью расслабившись. Теперь ему явно хотелось

поболтать. Получив приглашение выпить с ним в столовой, Сассинак

попрощалась, с видимой неохотой прекращая разговор.

 "Я выпью на твоих похоронах, - подумала она, - и постою на твоей

могиле, проклятый убийца!"

Предыдущая главаСодержание Следующая глава