Прошедшее повелительное-4-biblio-ok.ru 

4

  Убийство!

  Нельзя сказать, чтобы убийства шли сплошной чередой, но и на отсутствие

их жаловаться не приходилось.

  Кэррутерс с семьей отдыхал в Харрогите, Робинсон отправился в поход по

Шотландии, у Харди был перелом шейки бедра, а Ньюлендз угодил в больницу с

острым приступом аппендицита. Из этого следовало, что мистеру Маггинзу

Лизердейлу придется управляться в лавочке одному. Из этого следовало, что

инспектор Лизердейл - за шесть месяцев до выхода на пенсию, вот бедолага!

- будет вкалывать за начальника отдела, заместителя начальника отдела и

группу инспекторов, не получая за это ни на полпенни больше.

  К этому можно было бы добавить угрозу гражданской войны в Ирландии и

настоящую войну, готовую уже разразиться в Европе. Боши и русские

вцепились друг другу в глотку, а лягушатники объявили мобилизацию,

результатом чего явились официальные распоряжения немедленно сообщать о

любой подозрительной активности, будь то беспорядки или демонстрации.

Половина личного состава находилась в отпуске.

  И вот вам убийство - первое в графстве за двадцать лет. Не какая-нибудь

там пьяная драка в кабаке, переросшая в поножовщину. Не какая-то уличная

ссора из-за женщины, куда там! Для бедняги Маггинза Лизердейла это было бы

слишком примитивно. Нет, собственный сын старшего констебля убит в

собственном доме старшего констебля, отчего Старик, разумеется, на две

трети выведен из строя.

  Как вам это понравится?!

  Всемирный потоп, да и только!

  На церкви Святого Георгия как раз зазвонили колокола, когда длинный

автомобиль с урчанием ворвался в Бишопс-Уоллоп. Откинувшись на кожаные

подушки, положив котелок на коленку, Лизердейл слушал этот звон со

странным ощущением нереальности. Его вытащили из постели посреди ночи, и

глаза теперь слипались сами собой. Стыд, да и только. Староват он для

настоящего сыщика.

  Несмотря на то что было еще рано, солнце уже пекло вовсю: погожий

выходной, погожее лето. Война,  убийство,  безумие  -  а  колокола

Бишопс-Уоллоп звонят, как обычно. Они звонили так и много лет назад, когда

Лизердейл еще мальчишкой проводил каникулы в деревне у деда с бабкой, в

домике с высокой черепичной крышей и потолками, даже тогда казавшимися ему

слишком низкими. Колокол-тенор в те дни немного фальшивил; фальшивил он и

сейчас. Вполне возможно, так было и во времена Ричарда Львиное Сердце.

  Колокола звонили даже тогда, когда машина пронеслась по Стернбриджскому

мосту. Инспектор подумал, что бы сказал его дед на это чудо. Или его отец,

если уж на то пошло. Разодетые в воскресные костюмы люди тянулись на

утреннюю службу точно так же, как поколения их предков. Собаки облаяли

нарушителя спокойствия и сочли свои старания вполне успешными - машина

убыстрила ход и, миновав деревню, начала подъем на холм. По длинной,

обсаженной березами и каштанами аллее они помчались со скоростью сорок

миль в час.

  Свод из летней листвы мелькал над головой; казалось, машина несется по

зеленому туннелю. Всю свою жизнь инспектор ездил на работу на велосипеде,

в форме. На велосипеде он слышал дроздов и дятлов, видел бабочек,

порхавших в живых изгородях. Лизердейл попросил шофера опустить черный

кожаный верх - ему хотелось хотя бы ощущать на лице ветер с ароматами

клевера и тимофеевки. Август в Англии! Полускошенные луга были пусты.

Пасшиеся в низинах лошади лениво отмахивались хвостами от мух. Куда бы он

ни посмотрел, подернутый дымкой горизонт украшали шпили и башенки церквей.

Когда-то он мог назвать их все по памяти, да и сейчас, возможно, смог бы -

Святого Петра в Баттон-Бент, Святого Олбена в  Крэнли.  Романские,

готические, ампирные. Вот уже тысячу лет каждый англичанин живет на

расстоянии пешей прогулки от церкви.

  Он вытащил из кармашка часы и тут же сообразил - колокола уже сказали

ему время. Должно быть, Элси сейчас выходит из церкви Святого Уилфрида.

Да, рано он сегодня начал работу.

  Впрочем, эта поездка - пустая трата времени. Труп есть, убийца есть...

Дело из разряда "открыл-закрыл". Возможно, мотивы убийства покажутся

всяким умникам не слишком убедительными, но ему, полицейскому, хорошо

знакома изнанка жизни. Такое могло случиться даже в маленькой сонной

Грейфрайерз, где убежавшая лошадь становится темой разговоров на месяц.

Такое случается, просто об этом редко говорят. Идея поездки в Фэллоу

целиком принадлежала миссис Боджли, а Старик сейчас готов согласиться на

все что угодно. Так что Лизердейлу дали покататься в "роллс-ройсе". Он

зевнул.

  Фэллоу? Ему приходилось несколько раз проезжать мимо ворот, правда,

внутри он не бывал ни разу. Не его участок. Да и ведомство не его - какое

он имеет отношение к учебным заведениям для юных джентльменов? Фабрика

снобов. Иногда мальчики из Фэллоу показывались в Грейфрайерз - в выходные

дни, с родителями, похожие друг на друга как две капли воды в строгой

школьной форме, шляпах и галстуках. Даже голоса у них были одинаковые -

безупречное произношение и манеры под стать китайскому мандарину.

  Он уже успел поговорить о Фэллоу с полицейским врачом, но ответ был

именно такой, как он и ожидал. Весьма уважаемая школа, сказал Уоткинс.

Конечно, не Итон или Харроу. Во второй десятке, зато, возможно, лучшая во

второй десятке. В тесных отношениях с министерством по делам колоний.

Выпускает тех, кому предстоит управлять  империей.  Можно  сказать,

специализируется на этом. Выпускников Фэллоу можно встретить где угодно, в

любой из колоний. На руководящих постах, разумеется. Бремя  белого

человека, пальма с пинией и прочая чушь.

  Милейшая миссис Боджли и представить себе не могла, что мальчик из

Фэллоу может превратиться в жестокого убийцу. Или ее столь же безупречный

сын - в жертву.

  Но Лизердейл мог. Стыдно! Очень, очень стыдно!

Предыдущая главаСодержание Следующая глава