Глава XIII    КВЕШИ

  

   Через какие-нибудь полчаса после краткой беседы между мистером Монтегю

Смизи и молодым пассажиром третьего класса "Морская нимфа" вошла в порт и встала

у пристани. С берега перекинули сходни, и по ним мужчины и женщины всех цветов

кожи двинулись, толпясь, на борт корабля. А пассажиры, уставшие от корабельной

качки и всех неудобств, связанных с путешествием по морю, поспешили сойти на

сушу. Возле багажа засуетились полунагие темнокожие носильщики, таща куда

попало, но только не туда, куда следовало, сундуки, саквояжи и баулы и болтая

между собой, как сороки. Приехавших уже поджидали на пристани экипажи - не

наемные повозки, как в европейских портах, а экипажи частных владельцев:

элегантные ландо, запряженные парой и с черным кучером в ливрее на козлах;

одноконные коляски и совсем уж скромные двуколки - все это в зависимости от

богатства тех, за кем был выслан экипаж. Неподалеку, у пристани, стояли

запряженные быками фургоны для багажа. Полунагие черные возницы слонялись тут

же, иногда обращаясь к своим четвероногим, называя их по именам и разговаривая с

ними так, будто те действительно их понимали.

   Среди экипажей особое внимание привлекало щегольское ландо, запряженное

парой великолепных буланых рысаков. На козлах восседал мулат в блестящей светло-

зеленой ливрее с золотыми позументами. Возле ландо наготове, чтобы открыть

дверцу, стоял лакей в ливрее того же цвета.

   Герберт все еще медлил на палубе, не решив окончательно, стоит ли сходить

на берег сейчас. Но тут он заметил этот великолепный экипаж. Пока он разглядывал

его, к экипажу подошли два джентльмена. За ними следовал белый слуга, а сзади

шли еще двое "цветных" слуг, которые несли массу каких-то свертков и пакетов. В

одном из джентльменов Герберт без труда узнал мистера Монтегю Смизи. И тут он

вспомнил, что его спутник "направляется", как он сам выразился, в поместье

Горный Приют.

   Как только мистер Монтегю Смизи уселся в ландо, а лакей взобрался на

козлы, предоставив запятки своему английскому собрату, экипаж быстро покатил по

дороге. Второй джентльмен - по-видимому, управляющий - последовал за ними верхом

в качестве эскорта. Герберт, не двигаясь с места, следил за удалявшимся

экипажем, пока тот не скрылся за поворотом. В голове у него шевелились не очень-

то веселые мысли.

   А вот его никто не приветствовал на чужом берегу. Тень грусти омрачила

лицо молодого человека. Он уставился в пространство невидящим взглядом.

   - Господин! - прервал его размышления чей-то голос, и Герберт увидел возле

себя чернокожего подростка.

   - Что тебе? - спросил Герберт, заметив, что тот смотрит на него во все

глаза. - Что тебе надо, мальчуган? Денег? У меня их нет.

   - Зачем Квеши деньги? Квеши выполняет приказание хозяина. Молодой господин

готов ехать?

   - Ехать? Куда? О чем ты толкуешь?

   - Ехать в Горный Приют.

   Герберт с недоумением смотрел, на негритенка:

   - Откуда ты знаешь, что мне надо в Горный Приют?

   - Квеши знает. Ему управляющий сказал. Управляющий с пристани показал

Квеши молодого господина на палубе. Управляющий велел привезти молодого

господина в Горный Приют. Молодой господин готов ехать?

   - Так, значит, ты оттуда?

   - Да, Квеши помогает там на конюшне и еще привозит письма и газеты.

Управляющий повез в ландо важного английского господина. Багаж поедет в фургоне.

   - Где же лошадь для меня?

   - На пристани, господин. Вы готовы ехать, господин?

   - Ну что ж, поедем, - сказал Герберт, начиная понимать, в чем дело. -

Возьми-ка этот саквояж, брось его в фургон. Куда же мне ехать, по какой дороге?

   - Дорога простая, господин, заблудиться нельзя. Ехать все время прямо по

берегу реки, потом будет брод - и там свернуть. Только не влево. Оттуда уже

виден большой дом.

   - Далеко это?

   - Миль семь-восемь, господин. До заката доедем. Это очень быстрая лошадь.

Только пусть молодой господин не сворачивает влево после брода.

   Получив все эти указания, пассажир третьего класса покинул корабль,

предварительно попрощавшись с добродушными матросами, так дружелюбно

относившимися к нему во все время тягостного путешествия. Вскинув на плечо

охотничью одностволку, Герберт спустился по сходням на пристань. Там, подойдя к

лошади, привязанной позади фургона, он отвязал ее, вскочил в седло и легкой

рысью поехал по дороге, указанной ему темнокожим Квеши.

   Шум улиц, новые впечатления на каждом шагу заставили Герберта на время

позабыть о себе. Но едва лишь юный путник миновал город и очутился в полном

одиночестве под темным шатром лесной зелени, как его опять охватили мрачные

предчувствия. Теперь дорога вилась по сырой, болотистой местности, и Герберт

совсем загрустил. Нетрудно было догадаться, о чем он угрюмо размышлял. Он

заметил - да и как было не заметить? - разницу в приеме, оказанном ему и его

спутнику. Того встречали с почетом, богатого гостя ждал великолепный экипаж, а

за ним выслали плохонькую лошадь - и только.

   - Клянусь памятью отца, - бормотал Герберт сквозь зубы, - я не забуду

этого оскорбления, задевающего его даже больше, чем меня! Я должен выполнить

последнее желание умирающего, а то я бы и шагу не ступил дальше.

   Он даже приостановил неказистого коня, как будто в самом деле готовясь

привести в исполнение свою угрозу, но тут же снова тронул поводья.

   "Впрочем, - раздумывал он с новым проблеском надежды, - возможно, это

просто ошибка? Да нет, нет! Какая тут может быть ошибка! Этот пустой хлыщ -

любимый сын судьбы, а я... а я ее пасынок... - Герберт горько усмехнулся своему

сравнению. - Да, вот почему нас встретили по-разному. Ну что ж... Пусть я беден,

но мой надменный родственник узнает, что я горд не менее, чем он. На презрение я

отвечу презрением. Я потребую объяснения его поступка - и немедленно!"

   Словно подгоняемый обидой и решением защитить свою честь, молодой "пасынок

судьбы" стегнул хлыстом неказистого конька и галопом поскакал вперед.

  

Предыдущая главаСодержание Следующая глава