ПОДЪЕМ СУДОВ И КРУПНЫХ ОБЪЕКТОВ

  Подъем судов и крупных объектов несомненно потребует применения каких-то

новых методов. Представляется возможным, что объекты массой до 1000 т

удастся поднимать с морского дна с помощью описываемого ниже способа.

Однако более тяжелые объекты, вероятно, придется предварительно разрезать

на куски приемлемого размера. Но все это, так сказать, техническая сторона

вопроса. Нельзя забывать еще об одной, достаточно важной и вполне реальной

проблеме - как отыскать такой затонувший объект, ценность которого

оправдала бы его подъем. Если речь идет о погибшей подводной лодке,

унесшей вместе с собой на дно важную информацию (или ядерное оружие), об

очень большом самолете или же старинном судне, то тут все ясно. А вот как

поднять (не забывая при этом о рентабельности предприятия) большое

современное судно с глубины 100- 200 м, не знает никто. Дело в том, что

такое судно можно будет впоследствии только продать на слом, а вырученные

за это деньги в наши дни не оправдывают затрат на подобные глубоководные

спасательные операции.

  Однако вернемся к проблеме подъема подводной лодки с ценной информацией,

самолета или старинного судна. Прежде всего надо установить, каким образом

обеспечить необходимую подъемную силу, а затем решить, как ее

использовать. Общая грузоподъемность соответствующего оборудования на

"Сипроубе" составляет около 200 т. Из этой цифры следует вычесть массу

трубы, ввести поправку на ускорение свободного падения и умножить

полученное значение на достаточно надежный запас прочности. Что же

касается подъема тяжелых объектов, то в подобных случаях надо прежде всего

изыскать способ вытеснения из них морской воды чем-либо более легким. Для

этой цели в свое время предлагалось использовать бензин, соединения

аммиака, стеклянные шарики и многое другое.

  ОСИ, однако, предпочла применить уже не раз проверенный в деле и временем

сжатый воздух. Но при таком выборе возникает проблема, как сжать воздух до

требуемого давления, а затем подать его в находящийся на большой глубине

понтон или отсек. Максимальное давление, создаваемое воздушными

компрессорами, размеры которых позволяют установить их на спасательном

судне, равняется примерно 70 кгс/см2, хотя некоторые типы компактных

компрессоров, подобные используемым для зарядки баллонов аквалангов, могут

создавать давление в 210 кгс/см2. Между тем, чтобы уравновесить давление

воды на глубине 1830 м, надо сжать воздух примерно до 210 кгс/см2, а на

глубине 5500 м -до 630 кгс/см2, причем необходимо учесть, что воздух

должен будет подаваться в больших количествах.

  Проблема может быть решена с помощью способа, предложенного Мак Лелландом

и Хортоном. На "Сипроубе" это будет выглядеть следующим образом: у

верхнего конца плети труб разместятся три блока - воздушный компрессор,

водяной насос и воздухоприемник. Последний представляет собой разделенное

на камеры устройство, обеспечивающее подачу воздуха под требуемым

давлением. Для этого в конструкции воздухоприемника предусмотрены

автоматический клапан с пневматическим управлением и регулятор давления,

который установлен между воздухоприемником и буровой трубой, идущей в

понтон или отсек, где необходимо создать высокое давление.

  Компрессор подает воздух в воздухоприемник, а водяной насос - воду в

буровую трубу. Путем изменения противодавления в трубе регулятор

контролирует соотношение подаваемых туда воды и воздуха. Процесс

осуществляется в следующем порядке: каждый раз, когда водяной насос

посылает в подающую трубу порцию воды, регулятор вслед за этим пропускает

туда порцию воздуха. Поскольку каждая порция воды идет по трубе поверх

порции воздуха, противодавление на мгновение снижается, что позволяет

подать в трубу очередную порцию воздуха.

  Подобное чередование повторяется непрерывно, и в результате поверх каждой

порции сжимаемого воздуха по трубе следует порция несжимаемой воды. Более

того, на каждую порцию воздуха давит своей массой и продолжает ее сжимать

весь располагающийся выше нее столб этой своеобразной водовоздушной смеси,

благодаря чему давление в трубе возрастает по мере увеличения глубины. На

дне смесь воды и воздуха поступает в камеру, нижняя часть которой открыта

для окружающей морской воды. Поднимающийся в верхнюю часть камеры воздух

постепенно вытесняет воду, и в конце концов камера заполняется воздухом,

сжатым до давления окружающей среды - морской воды на данной глубине. Эта

операция до некоторой степени напоминает вдутие через соломинку воздуха в

опрокинутый кверху дном под водой стакан. Через короткое время он будет

полон воздухом.

  Описанная выше двухфазная система позволяет с помощью обычных насосов

низкого давления и компрессоров с выходным давлением порядка 7-14 кгс/см2

подавать воздух на дно под гораздо более высоким давлением. Она как бы

представляет собой эрлифт наоборот.

  Теперь возникает вполне резонный вопрос: где найти самое эффективное

применение этому новому методу подъема затонувших судов. На больших

глубинах, как и на мелководье, каждую спасательную операцию следует

считать непохожей на другие и соответственно подготавливать специальный

план ее проведения; единого решения для всех случаев не существует.

  Если задача спасателей заключается в подъеме по частям большой подводной

лодки, вполне разумно (и практически осуществимо) будет разрезать ее с

помощью алмазных пил, газовых резаков или взрывчатки - в зависимости от

обстоятельств н стоящей перед спасателями задачи.

  Попробуем, однако, представить себе, как можно поднять старинное

деревянное судно длиной 20-25 м с глубины 1800 м, не повредив самого судна

или его груза. Чтобы выполнить это, потребуется поднять вместе с судном

солидный кусок окружающего его донного грунта.

  Для подобных операций будет использоваться устройство, изобретенное

сотрудником ОСИ Тедом Мангелсом. Оно в известной мере напоминает

перевернутый кверху дном плавучий док с его башнями и понтонами. Закрепив

эту конструкцию на конце плети труб, ее погружают в воду и устанавливают

точно над затонувшим судном, а затем осторожно опускают и с помощью

реактивных водяных сопл вжимают в ил до тех пор, пока ее нижняя кромка не

уйдет в грунт глубже самой нижней части судна. Затем под судно подобно

доске раздвижного стола вдвигается стальная крышка. Теперь можно

приступать к подъему. В башни и понтоны дока подают сжатый воздух,

вытесняющий оттуда воду, что позволяет уравновесить основную часть массы

этого своеобразного контейнера. Недостающая часть подъемной силы

обеспечивается механизмами самого "Сипроуба". Благодаря наличию

специальных устройств, вытравливающих расширяющийся воздух по мере

подъема, вся операция осуществляется под постоянным контролем.

  Но вот подъем почти завершен, и "Сипроуб" доставляет свою ношу на

мелководье, где после окончательной продувки док со всем содержимым

всплывает на поверхность и буксируется в удобное для работы археологов

место,

Увлекшись возможностью поднять в неповрежденном состоянии деревянное судно

одной из ранних цивилизаций Средиземноморья, У. Бэском с 1962 г., когда у

него зародилась идея описанной выше глубоководной спасательной системы,

начал изучать торговые пути древних, пытаясь определить наиболее

перспективный район для своих будущих поисков. Его давнишней мечтой было

поднять неповрежденными греческую трирему, торговое судно финикийцев либо

римскую галеру - поднять в том самом виде, в каком они пошли на дно. В

своей темной холодной могиле они недоступны действию волн, поэтому Бэском

надеется, что они снова появятся на свет в почти не изменившемся виде. Это

представляется похожим на правду, поскольку такие суда лежат на глубине,

недоступной для двух наиболее опасных для них существ - человека и морских

червей-древоточцев. Планы Бэскома получили активную поддержку и помощь со

стороны крупнейшего специалиста по вопросам подъема старинных судов Питера

Трокхейма. Но это - тема для другой книги.

  Вся система "Сипроуб" должна вступить в эксплуатацию в 1971 г. " Система

"Сипроуб" была введена в эксплуатацию в 1971 г. - Прим. науч. редактора."

Лишь в последнее десятилетие человек начал время от времени заглядывать в

огромный мир, простирающийся под поверхностью морей и океанов, заглядывать

и понимать то, что он там увидел. Большую роль в этом сыграли морские

спасательные работы, особенно глубоководные. Вполне вероятно, что они

будут иметь решающее значение для предстоящего освоения океана. Но

оправдают ли полученные знания ту цену, которую за них неизбежно придется

заплатить - человеческие жизни, материалы, оборудование и, наконец,

затраты умственной энергии.

  Мне представляется уместным привести в этой связи слова знаменитого

английского биолога и энтомолога сэра Джулиана Хаксли из его речи,

произнесенной по случаю 100-летней годовщины Гарвардского музея

естественных наук. Это было в 1959 г., когда триумфальные полеты советских

спутников Земли заставили человечество обратить свои помыслы к Луне и

тайнам космоса. Сэр Джулиан должным образом отметил этот пробудившийся

интерес к внеземному пространству, а затем, помолчав, следующими словами

выразил свое личное к этому отношение:

  - Честно говоря, - сказал он, - я предпочел бы увидеть дно океана, а не

обратную сторону Луны.

  Я полагаю, что подобную мысль вслед за ним могло бы повторить большинство

из нас. Морские спасатели многих стран, работающие во всех морях и океанах

мира, помогают своим трудом превратить эту мечту в реальность.

Предыдущая главаСодержание