6. "СЫН СОЛНЦА И МОРЯ"

   Мне показалось, что я попал в длинную, бесконечную  мастерскую.  Одна

за другой тянулись кузницы, где почерневшие от копоти  кузнецы  колотили

молотками, отделывая котлы, мечи и ножи.  Далее  плотники  строгали  или

долбили  деревянные  обрубки.  Другие  мастера   раскрашивали   красивые

скамейки и стулья  с  изогнутыми  ножками.  Стекольщики  через  глиняные

трубки выдували стеклянные бутылочки, играющие всеми цветами радуги. Тут

же чередовались лавочки, где  сидели  важные,  нарядно  одетые  купцы  с

длинными, завитыми в  колечки  волосами  и  продавали  материи,  посуду,

душистые втиранья, корицу, амбру и прочие привезенные издалека товары. А

сверху над мастерскими и лавками выступали углами стены домов с  окнами,

закрытыми затейливыми решетками. Сквозь них  смотрели  на  шумную  улицу

разодетые женщины и дети с обведенными черной краской глазами;  они  ели

сладости и сбрасывали на прохожих скорлупу  миндаля  и  орехов.  В  этих

лавках лежало столько различных вещей, что их и в  год  нельзя  было  бы

пересчитать.

   В одной лавке разложены разноцветные яркие материи, возле  них  стоит

продавец и кричит прохожим:

   - Хайят, хайят (портной)! Сошью отличное платье до восхода солнца!

   Далее продаются кожаные сандалии разных цветов и всех размеров.

   Санделяр (сапожник) продает эти  сандалии,  конечно,  только  богатым

покупателям. Не мне думать о  них.  Я  хожу  босиком  или  в  деревянных

сандалиях, похожих на скамеечки. Их сделал еще мой отец.

   Мать остановилась около одной мастерской, на  дверях  которой  висели

длинные нитки разных цветов.

   - Шезури, шезури (прядильщик)! -  кричал  хозяин,  который  сидел  на

ковре и искусно прял шерстяные нитки, наматывая их на большую деревянную

рогульку.

   Он взял у матери моток ниток, взвесил их на блестящих медных весах  и

стал  торговаться,  понемногу  набавляя  цену  и   уверяя,   что   нитки

недостаточно тонкие. Ам-Лайли в конце концов продала ему нитки.

   Из пекарни до меня донесся запах  свежевыпеченных  лепешек,  и  я  со

вздохом прошел мимо груды кренделей и палочек, политых медом. На  базаре

мать осталась в том ряду, где жители нашего селения обычно продают рыбу,

кур и овощи. Она позволила мне пройти дальше, к Северной гавани,  вместе

со стариком, и я пошел впереди, держа повод ослицы.

   Мы скоро подошли к  каменному  молу,  сложенному  из  больших,  ровно

обтесанных  камней.  Тут  стояли  рядом  бесчисленные  сидонские  черные

корабли  с  поднятыми  носами.  Я  повел  ослицу  прямо  к  кораблям   и

остановился, глядя, как  носильщики,  согнувшись  под  тяжестью  мешков,

сперва медленно взбирались по узеньким доскам на корабли, а затем  бегом

возвращались обратно на пристань за новым грузом.

   Около одного корабля  на  коврике  сидели  женщина  и  два  маленьких

мальчика. У всех были выбелены мелом руки и ноги в знак  того,  что  они

продаются.  Толстый  владелец  корабля  с  длинной  завитой  бородой,  с

золотыми серьгами в ушах громко нараспев кричал:

   - Продаются молодая женщина  и  двое  мальчиков!  Можно  купить  всех

вместе или каждого отдельно! Женщина умеет  хорошо  шить  одежды,  ткать

материи и прясть тонкие нитки! Мальчики крепкие, совершенно здоровые,  и

все зубы у них целы! Очень способны! Их легко можно научить ремеслам,  и

тогда они станут выгодными работниками! Покупайте же, пока они дешевы!

   Дети со страхом поглядывали на продавца.

   Некоторые богато одетые прохожие  останавливались,  осматривали  этих

трех несчастных, заглядывали им в рот и спорили с корабельщиками  об  их

цене.

   Софэр окликнул меня:

   - Элисар, что же ты остановился? Надо торопиться. Идем  искать  купца

Макара.

   Один грузчик указал нам на  каменное  закопченное  строение  с  двумя

рядами маленьких окон. Возле открытых дверей грудами лежали свернутые  в

кольца смоленые канаты. Несколько человек стояли у входа, окружив  купца

небольшого роста, с длинной бородой.

   - Скажите, добрые люди, где мне повидать хозяина кораблей Макара?

   Никто и не обернулся, а маленький человек продолжал рассказывать:

   - Я и говорю Бессаму: "Ты поедешь на этом корабле в Тир .  Не  бойся,

Бессам, - говорю я, - поезжай себе с богом!" И что же мне  ответил  этот

дерзкий Бессам? Он сказал: "Думаешь, что бог поедет  со  мной  на  таком

грязном корабле, где возили баранов, да еще не заплатив за проезд?"

   - О, какие дерзкие слова он сказал о боге! - воскликнули слушатели.

   - А разве он не правильно сказал? - вмешался Софэр.

   На этот раз все обернулись и посмотрели на Софэра.

   - А ты кто такой, чего здесь  ищешь  и  почему  думаешь,  что  Бессам

прав?

   - спросил маленький человек.

   - Я ищу корабельного хозяина Макара. Да, видно, вы его не знаете.

   Маленький человек выпятил живот, сложил на нем руки и важно спросил:

   - А на что тебе Макар?

   - Что же я тебе буду рассказывать? Ты лучше  покажи,  где  мне  найти

его. Он, вероятно, такой умный, что голова у него величиной с жернов.

   Маленький человек еще больше раздулся от важности и сказал:

   - А может быть, я и есть Макар, хозяин кораблей! Что тебе нужно?

   - Если я тебе скажу сейчас, то завтра об этом будет знать весь базар.

   А если мы поговорим с глазу на глаз, то тебе будет немалая польза.

   - Хорошо, - сказал Макар. - Но знай: если ты хочешь просить денег, то

я их все равно не дам. Иди за мной.

   Маленький человек исчез в дверях дома. Софэр слез с ослицы  и  сказал

мне, чтобы я шел за ним. Я привязал ослицу, и вместе с Софэром мы  вошли

внутрь дома.

   Все стены жилища были уставлены полками, разделенными на ящики. Всюду

лежали различные товары:  материи  разных  цветов,  кувшины,  стеклянные

бутылочки и большие куски меди. Мы прошли во вторую комнату. Там  стояли

небольшой стол с витыми ножками и высокое кресло. Макар забрался в него,

подогнув под себя ноги. Софэр сел на скамейку, а я встал позади него.

   - Меня зовут Софэр-рафа - мудрец многоязычный.  Я  умею  говорить  на

тринадцати языках народов, живущих от горячей  Эфиопии  до  черноплащных

скифов .

   - Мне не нужен переводчик, - обрезал, глядя в сторону, Макар.

   - Я распознаю болезни,  излечиваю  старые  раны,  лихорадку,  нарывы,

вправляю вывихнутые кости, отгоняю порчу, тощих делаю толстыми, слабых -

сильными.

   - Но у меня есть  уже  врачи,  и  они  меня  лечат.  Если  ты  хочешь

напустить на меня болезнь, то я прикажу  моим  слугам  сбросить  тебя  в

воду.

   - Не бойся, - ответил старик. - Мудрец Софэр излечивает  больных,  но

никому не делает зла.

   - Чего же ты хочешь?

   - Я пришел к тебе с тремя  вопросами.  Первый  такой:  около  селения

Авали для тебя строится быстроходный корабль. Правда ли, что он поплывет

за Мелькартовы столбы? И мог бы я на нем поехать?

   Макар помолчал и ответил:

   - Да, корабль строится для далеких путешествий. Если ты будешь лечить

корабельщиков и гребцов, я тебе позволю ехать даром, а то  гребцы  очень

быстро теряют силы и умирают .

   - Второй вопрос такой. Слыхал ли ты о Счастливых островах, где нет ни

господ, ни рабов, ни богатых, ни бедных, где  все  живут  как  братья  и

пользуются всеми земными благами?

   Макар нахмурился и сказал:

   - Об этих островах моряки рассказывают разные сказки. Но  кто  знает,

правда это или нет? Мне нет дела до этих островов, я  ищу  только  такие

места, где можно дешево достать крепких, здоровых рабов, чтобы потом  их

продать за хорошую цену. Ищу я также железо. Нам оно нужно, чтобы делать

оружие, тогда мы будем иметь и золото. Какой же третий вопрос?

   - Три года назад плотник Якир из Авали, отец этого мальчика,  который

здесь стоит, - старик указал на  меня,  -  уехал  на  корабле  вместе  с

другими сидонскими рабочими по требованию царя Хирама .  С  тех  пор  об

этом плотнике Якире не было никаких  известий.  Нельзя  ли  через  твоих

корабельщиков разузнать о том, кто его вез, где его высадили  и  жив  он

или нет?

   После  этого  вопроса  Макар  почему-то  задвигался  в  кресле,  стал

кашлять, и глаза его сделались колючими, полными гнева.

   - Почему ты меня спрашиваешь? Разве я  могу  помнить  всех  путников,

проезжавших на моих кораблях? Некоторые корабли погибли, попав  в  бурю,

другие уплыли далеко и вернутся не  скоро.  Откуда  я  могу  знать,  где

плотник Якир? Приехал ли он в Иерусалим или был на исчезнувшем корабле?

   Тут я не удержался и стал плакать. Макар посмотрел  очень  сердито  и

сказал:

   - Если ты, старик, хочешь узнать что-либо более точно, то  поезжай  в

Яфо . Через эту гавань направляются все путники в страну царя  Соломона.

В Яфо скоро приедет мой доверенный приказчик, по имени Маллух. Он всегда

разъезжает вдоль побережья и, может  быть,  что-либо  слышал.  И,  кроме

того, он ищет лекаря, который вылечил бы его от болезни живота. А теперь

довольно вопросов! У меня своих забот много. Ступайте!

   Мы с Софэром вышли на улицу.

   Я боялся, что в этом многолюдном Сидоне кто-нибудь уже успел отвязать

и увести ослицу, но она стояла на том же  месте  и  мирно  жевала  конец

лежавшего перед ней каната.

   Скоро мы разыскали Ам-Лайли и направились домой. Весь путь до  нашего

селения мы обдумывали и спорили, что нам делать дальше.

   - Я поеду в Яфо, - решил Софэр. -  Там  я  разыщу  того  управляющего

Маллуха, о котором говорил купец Макар, и узнаю от него все, что нужно.

   Оттуда я вернусь обратно в  Авали.  Если  бы  ты  отпустила  со  мной

маленького Элисара, он помог бы мне в пути, так как я плохо вижу.

   Ам-Лайли согласилась с предложением Софэра.

   - С тобой, Софэр, я отпущу моего  Эли.  Ты  его  учишь,  как  родного

бен-бена , и делаешь ему добро. Пускай он увидит другой  город  -  может

быть, это принесет ему пользу.

   Накануне отъезда я и мои друзья собрались в шалаше за огородом.

   Гамалиель трижды бросил горсть песку через  мое  левое  плечо,  чтобы

отогнать от меня опасности и неудачи.  Все  подняли  большой  палец  для

счастья и обещали навещать мою  мать,  беречь  и  не  переманивать  моих

голубей и водить белую ослицу пастись вдоль канавы.

   - А ты не отходи от старика Софэра, - говорили они мне,  -  и  больше

всего бойся тех иноземных купцов, которые торгуют детьми.

Предыдущая главаСодержание Следующая глава