ГЛАВА ШЕСТАЯ

     У  входа в концертный зал гостиницы стояли двое.  На  рукаве высокого в

пенсне - красная повязка с надписью "Комендант".

     - Здесь заседание украинской делегации? - спросила Рита.

     Высокий ответил официально:

     - Да! А в чем дело?

     - Разрешите пройти.

     Высокий наполовину загораживал проход. Он оглядел Риту и произнес:

     - Ваш мандат?  Пропускаю  только делегатов с решающими и совещательными

карточками.

     Рита  вынула из сумки тисненный  золотом  билет. Высокий прочел:  "Член

Центрального Комитета".  Официальность с него как  рукой  сняло,  сразу стал

вежливым и "свойским".

     - Пожалуйста, проходите, вон слева свободные места.

     Рита  прошла меж  рядами  стульев  и,  увидав  свободное  место,  села.

Совещание делегатов,  видимо,  оканчивалось.  Рита  прислушивалась  к  речи,

председательствующего. Голос показался ей знакомым.

     -  Итак,  товарищи,   представители  от  делегаций  в  сеньорен-конвент

всероссийского съезда избраны, также и в совет делегаций. До начала остается

два часа. Разрешите еще раз проверить список делегатов, прибывших на съезд.

     Рита узнала Акима: это он читал торопливо перечень фамилий. В ответ ему

поднимались руки с красными или белыми мандатами.

     Рита слушала с напряженным вниманием.

     Вот одна знакомая фамилия:

     - Панкратов...

     Рита  оглянулась  на  поднятую руку,  но  в  рядах  сидящих  не  смогла

рассмотреть  знакомое лицо грузчика. Бегут имена, и среди них опять знакомое

- "Окунев", и сейчас же вслед за ним другое - "Жаркий".

     Жаркого  Рита  видит. Он сидит совсем недалеко вполуоборот к ней. Вот и

его забытый профиль. Да, это Ваня. Несколько лет не видела его.

     Бежал перечень имен, и вдруг одно из них заставило Риту вздрогнуть:

     - Корчагин.

     Далеко  впереди  поднялась  и  опустилась рука,  и странно  - Устинович

мучительно захотелось видеть того, кто был однофамильцем ее погибшего друга.

Она, не отрываясь, всматривалась туда, откуда поднялась рука,  по все головы

казались  одинаковыми. Рита встала и пошла вдоль прохода у стены к  передним

рядам.  Аким  замолчал.  Загремели  отодвигаемые  стулья,   делегаты  громко

заговорили, рассыпался молодой  смех,  и Аким,  стараясь  перекричать  шум в

зале, крикнул:

     -  Не  опаздывайте!.. Большой театр... семь  часов!.. У  выходной двери

образовался затор.

     Рита поняла, что в этом потоке  она не  найдет никого из тех, чьи имена

только что слыхала. Оставалось не  терять  из виду  Акима и через него найти

остальных. Она шла к Акиму, пропуская мимо последнюю группу делегатов.

     -  Что же, Корчагин,  пойдем и мы,  старина! -  услыхала  она  сзади, и

голос, такой знакомый, такой памятный, ответил:

     - Пошли.

     Рита быстро оглянулась.  Перед ней стоял рослый смуглый молодой человек

в гимнастерке цвета хаки, перетянутой в  талии тонким кавказским ремнем, и в

синих рейтузах.

     Широко  раскрытыми глазами  смотрела на  него Рита,  и  когда  ее тепло

обняли  руки  и дрогнувший голос сказал тихо:  "Рита",  она поняла,  что это

Павел Корчагин.

     - Ты жив?

     Эти слова  сказали ему все. Она  не  знала, что весть о его гибели была

ошибкой.

     Зал  опустел,  в раскрытое окно  доносился  шум Тверской,  этой могучей

артерии  города.  Часы  звонко  пробили  шесть  раз, а обоим  казалось,  что

встретились они  всего  несколько  минут  назад.  Но  часы звали к  Большому

театру. Когда шли по широкой лестнице к выходу, она еще раз окинула взглядом

Павла. Он был теперь выше ее на  полголовы. Вес тот же, как и раньше, только

мужественнее и сдержаннее.

     - Видишь, я даже не спросила тебя, где ты работаешь.

     -   Я  секретарь  окружкома   молодежи,   или,   как  говорит   Дубава,

"аппаратчик". - И Павел улыбнулся.

     - Ты его видел?

     - Да, видел, и эта встреча оставила неприятное воспоминание.

     Они  вышли на улицу. Гудки  сирен  проносящихся авто,  движение  и крик

толпы. До Большого театра они прошли, почти не разговаривая, думая об одном.

А  театр  осаждало  людское  море, буйное,  напористое. Оно  устремлялось на

каменную громаду театра, пыталось  прорваться в  охраняемые  красноармейцами

заветные входы.  Но  неумолимые часовые  пропускали только  делегатов, и  те

проходили сквозь заградительную цепь, с гордостью предъявляя мандаты.

     Море вокруг театра комсомольское. Все это братва, не доставшая гостевых

билетов, но стремящаяся во  что бы то  ни стало побывать на открытии съезда.

Шустрые  комсомольцы  затирались  в  середину  группы   делегатов  и,  также

показывая  какую-то  красную  бумажку,  долженствующую  изображать   мандат,

добирались иногда  к  самым дверям.  Некоторым  удавалось проскользнуть и  в

самую дверь.  Но  тут же  они попадались дежурному члену ЦК или  коменданту,

которые направляли гостей в  ярусы, а  делегатов в  партер,  И  тогда  их, к

величайшему удовольствию остальных "безбилетников", выпроваживали за двери.

     Театр  не  мог  вместить   и  двадцатой  доли  тех,  кто  желал  в  нем

присутствовать.

     Рита и Павел с трудом протиснулись к двери. Делегаты все  прибывали: их

привозили  трамваи,  автомобили.  У  двери   давка.  Красноармейцам  -  тоже

комсомольцам - становилось  трудно,  их прижали к самой стене, а  с подъезда

несся мощный крик:

     - Нажимай, бауманцы, нажимай!

     - Нажимай, братишка, наша берет!

     - Да-е-ш-ш-шь!..

     В дверь  вместе с Корчагиным  и Ритой вьюном  проскользнул востроглазый

парнишка  с  кимовским  значком  и,  увернувшись  от  коменданта,  стремглав

бросился в фойе. Миг - и он исчез в потоке делегатов.

     - Сядем здесь, -  указала Рита на места за креслами, когда они вошли  в

партер.

     Сели в углу.

     - Я хочу получить ответ на один вопрос, - сказала Рита. - Хотя это дело

минувших  дней,  но ты, я думаю, мне скажешь: зачем ты прервал тогда, давно,

наши занятия и нашу дружбу?

     Этого вопроса он ждал  с первой минуты  встречи и  все  же смутился. Их

глаза встретились, и Павел понял: все знает.

     - Я думаю, что ты все знаешь, Рита. Это было три года назад, а теперь я

могу лишь  осудить Павку за это.  Вообще  же Корчагин  в своей  жизни  делал

большие и малые ошибки, и одной из них была та, о которой ты спрашиваешь.

     Рита улыбнулась.

     - Это хорошее предисловие. Но я жду ответа. Павел заговорил тихо:

     - В этом виноват не только я, но и "Овод", его революционная романтика.

Книги,  в  которых были  ярко описаны мужественные,  сильные  духом  и волей

революционеры, бесстрашные, беззаветно преданные нашему делу,  оставляли  во

мне неизгладимое впечатление и  желание быть таким, как они. Вот я чувство к

тебе встретил по "Оводу". Сейчас мне это смешно, но больше досадно.

     - Значит, "Овод" переоценен?

     -  Нет,   Рита,  в  основном  нет!  Отброшен  только  ненужный  трагизм

мучительной операции с испытанием своей воли. Но я за основное в  Оводе - за

его мужество,  за безграничную  выносливость, за этот тип человека, умеющего

переносить страдания,  не  показывая  их всем  и  каждому. Я за  этот  образ

революционера, для которого личное ничто в сравнении с общим.

     - Остается пожалеть, Павел, что этот разговор происходит через три года

после того, как он должен был произойти, - сказала Рита, улыбаясь в каком-то

раздумье.

     - Не потому ли жаль, Рита, что я никогда не стал бы для тебя больше чем

товарищем?

     - Нет, Павел, мог стать и больше.

     - Это можно исправить.

     - Немного поздно, товарищ Овод.

     Рита улыбнулась своей шутке и объяснила ее:

     - У меня крошечная дочурка. У нее есть отец, большой мой  приятель. Все

мы втроем дружим, и трио это пока неразрывно.

     Ее пальцы тронули  руку  Павла. Это  движение  тревоги за него,  но она

сейчас же поняла, что ее движение напрасно. Да, он вырос  за эти три года не

только физически. Она знала, что ему  сейчас больно,  - об этом говорили его

глаза, - но он сказал без жеста, правдиво:

     - Все же у меня остается несравненно больше, чем я только что потерял.

     Павел  и Рита встали.  Пора  было занимать  места поближе к сцене.  Они

направились  к  креслам,  где  усаживалась   украинская  делегация.  Заиграл

оркестр.

     Горели  алым огромные полотнища,  и светящиеся  буквы кричали: "Будущее

принадлежит нам". Тысячи наполняли партер, ложи, ярусы. Эти тысячи сливались

здесь  в  единый   мощный  трансформатор   никогда  не  затухающей  энергии.

Гигант-театр   принял  в   свои   стены   цвет  молодой   гвардии   великого

индустриального  племени.  Тысячи  глаз,  и  в  каждой  паре их  отсвечивает

искорками то, что горит над тяжелым занавесом: "Будущее принадлежит нам".

     А прибой продолжается; еще несколько минут -  и тяжелый бархат занавеси

медленно   раздвинется,   секретарь  ЦК  начнет,  волнуясь,  теряя   на  миг

самообладание перед несказанной торжественностью минуты:

     - Шестой  съезд Российского  Коммунистического  Союза  Молодежи  считаю

открытым.

     Никогда более ярко, более глубоко не чувствовал Корчагин величия и мощи

революции, той необъяснимой  словами  гордости  и неповторимой радости,  что

дала ему  жизнь, приведшая его как бойца и  строителя сюда,  на это победное

торжество молодой гвардии большевизма.

     Съезд забирал у  его участников  все время от раннего утра до  глубокой

ночи,  и Павел вновь встретил Риту лишь на одном из последних заседаний.  Он

увидел ее в группе украинцев.

     - Завтра после закрытия съезда я сейчас же уезжаю, - сказала она. -  Не

знаю, удастся ли нам  поговорить на прощанье. Поэтому я  сегодня приготовила

тебе две тетради  моих записей, относящихся к прошлому, и небольшое  письмо.

Ты их прочти и пришли обратно по почте. Из написанного ты узнаешь  все то, о

чем я тебе не рассказала.

     Он пожал ей руку и посмотрел на нее пристально, как бы запоминая черты.

     Они  встретились,  как  было условлено,  на другой день у  центрального

входа, и Рита  передала ему сверток и запечатанное письмо. Кругом были люди,

поэтому прощались они сдержанно, и  только в ее глазах, слегка затуманенных,

он увидел большую теплоту и немного грусти.

     Через день поезда уносили их в разные стороны.

     Украинцы ехали  в нескольких  вагонах.  Корчагин был в  группе киевлян.

Вечером, когда  все  улеглись и Окунев  на соседней койке  сонно посвистывал

носом, Корчагин, придвинувшись ближе к свету, распечатал письмо.

     "Павлуша, милый!

     Я могла это сказать тебе лично, но так будет лучше. Я хочу лишь одного:

чтобы  то,  о  чем мы  с тобой  говорили перед  началом съезда, не  оставило

тяжелого следа в твоей жизни.  Я знаю,  у тебя  много силы, поэтому я верю в

сказанное тобою. Я  на  жизнь  не  смотрю  формально,  иногда  можно  делать

исключение, правда, очень редко,  в  личных отношениях, если они  вызываются

большим, глубоким чувством.  Этого  ты заслуживаешь, но я  отклонила  первое

желание отдать долг  нашей юности. Чувствую, что  это не дало бы нам большой

радости. Не  надо быть таким суровым  к себе,  Павел. В нашей жизни есть  не

только борьба, но и радость хорошего чувства.

     Об  остальной  твоей  жизни,  то  есть  об  основном содержании,  я  не

испытываю никакой тревоги. Крепко жму руки. Рита".

     Павел в раздумье разорвал письмо и,  высунув руки в окно, почувствовал,

как ветер вырвал кусочки бумаги из его пальцев,

     К утру  обе  тетради были прочитаны,  завернуты в бумагу  и связаны.  В

Харькове  часть украинцев  сошла с поезда,  в их  числе  Окунев, Панкратов и

Корчагин. Николай должен  был  уехать в  Киев  за Талей, оставшейся у  Анны.

Панкратов, избранный в  ЦК комсомола Украины, имел свои дела, Корчагин решил

ехать с ними до Киева,  кстати  побывать  у  Жаркого и Анны. Он задержался в

почтовом отделении вокзала, отсылая  Рите  тетради, и когда вышел  к поезду,

никого из друзей не было.

     Трамвай подвез его  к дому, где  жили Анна и Дубава.  Павел поднялся по

лестнице на второй этаж и постучал в дверь налево - к Анне. На стук никто не

ответил. Было  раннее  утро,  и  уйти  на  работу  Анна еще не могла.  "Она,

наверно, спит", - подумал он. Дверь рядом приоткрылась, и из нее на площадку

вышел  заспанный  Дубава. Лицо серое, с синими ободками под глазами. От него

отдавало  острым  запахом  лука  и, что сразу  уловил топкий  нюх Корчагина,

винным перегаром.  В приоткрытую дверь  Корчагин увидел  на кровати какую-то

толстую женщину, вернее, ее жирную голую ногу и плечи.

     Дубава, заметив его взгляд, толчком ноги закрыл дверь.

     - Ты что, к товарищу Борхарт? -  спросил  он  хрипло,  смотря куда-то в

угол. - Ее уже здесь нет. Ты разве об этом не знаешь?

     Хмурый Корчагин рассматривал его испытующе.

     - Я этого не знал. Куда она переехала? - спросил он.

     Дубава внезапно озлился:

     - Это меня не  интересует. - И, отрыгнув, добавил с придушенной злобой:

- А ты утешать ее пришел? Что же, самое время. Вакансия теперь освободилась,

действуй. Тем более, отказа тебе не будет. Она мне ведь не раз говорила, что

ты ей  нравился, или как там у баб еще называется. Лови момент,  тут вам  и.

единство души и тела.

     Павел почувствовал жар на щеках. Сдерживая себя, тихо сказал:

     - До  чего  ты дошел, Митяй?  Я не ожидал увидеть тебя такой  сволочью.

Ведь ты когда-то был неплохим парнем. Почему же ты дичаешь?

     Дубава  прислонился  к стене. Ему,  видно, было  холодно стоять  босыми

ногами на цементном полу,  и он ежился. Дверь отворилась, и в нее высунулась

заспанная пухлощекая женщина:

     -  Котик, иди  же  сюда, что  ты  здесь  стоишь?..  Дубава  не  дал  ей

докончить, захлопнул дверь и подпер ее своим телом.

     - Хорошее начало... - сказал Павел. - Кого ты к себе пускаешь и до чего

это доведет?

     Дубаве, видно, надоели переговоры, и он крикнул:

     -  Вы  мне еще будете  указывать, с кем  я  спать должен! Довольно  мне

акафисты  читать! Можешь улепетывать откуда пришел!  Пойди  и расскажи,  что

Дубава пьет и спит с гулящей девкой.

     Павел подошел к нему и сказал волнуясь:

     - Митяй, выпроводи эту тетку, я хочу еще раз, в последний, поговорить с

тобой...

     Лицо Дубавы потемнело. Он повернулся и пошел в комнату.

     - Эх, гад! - прошептал Корчагин, медленно сходя с лестницы.

     Прошло  два  года.  Беспристрастное  время  отсчитывало дни, месяцы,  а

жизнь,   стремительная,   многокрасочная,   заполняла   эти   дни   (с  виду

однообразные) всегда чем-то новым,  не  похожим на вчерашнее. Сто шестьдесят

миллионов, составляющие великий народ, ставший впервые в мире хозяином своей

необъятной земли и ее  несметных  природных богатств, в труде героическом  и

напряженном возрождали разрушенное войной народное хозяйство. Страна крепла,

наливалась  силой,  и  уже  не  видно  было  бездымных  труб,  еще   недавно

безжизненных и угрюмых в своей заброшенности заводов.

     Эти  два года прошли для Корчагина в стремительном  движении, и он даже

не  заметил  их.  Он  не  умел  жить  спокойно,  размеренно-ленивой  зевотой

встречать раннее утро и засыпать точно в десять. Он спешил жить. И не только

сам спешил, но и других подгонял.

     На сон  время  отпускалось скупо. Можно было не  раз до  глубокой  ночи

видеть освещенным окно его комнаты и  в нем людей,  склонившихся над столом.

Это  шла учеба.  За  два  года  был проработай третий том "Капитала".  Стала

понятной тончайшая механика капиталистической эксплуатации.

     В округ, где работал Корчагин, заявился  Развалихин. Его посылал губком

с предложением использовать секретарем райкомола. Корчагин был в  отъезде, и

в  его отсутствие  бюро  послало Развалихина  в  один  из  районов.  Приехал

Корчагин, узнал об этом - ничего не сказал.

     Прошел месяц, и  Корчагин  нагрянул  к  Развалихину в район.  Нашел  он

немного  фактов, но  среди них  уже  были: пьянка, сколачивание вокруг  себя

подхалимов и  затирание хороших ребят. Корчагин все это поставил на бюро, и,

когда  все высказались за вынесение Развалихину  строгого выговора, Корчагин

неожиданно сказал:

     - Исключить без права вступления.

     Это удивило всех, показалось слишком резким, но Корчагин повторил:

     -  Исключить негодяя!  Этому гимназистишке  давалась возможность  стать

человеком, но он просто примазался. - Павел рассказал о Берездове.

     -  Я  категорически  протестую  против заявления Корчагина. Это  личные

счеты,  мало  ли кто  обо  мне трепаться  может.  Пусть  Корчагин представит

документы,  данные,  факты.  Я  тоже  могу  выдумать,  что  он  контрабандой

занимался, - значит, его  исключить  надо? Нет,  пусть он даст  документ!  -

кричал Развалихин.

     - Подожди, напишем и документ, - ответил ему Корчагин.

     Развалихин вышел. Через полчаса Корчагин  добился резолюции: "Исключить

как чуждый элемент из рядов комсомола".

     Летом один  за другим  уходили в отпуск  друзья. У  кого было  здоровье

похуже,  прибирались  к морю.  Летом  мечты  об  отдыхе охватывали  всех,  и

Корчагин  отпускал  свою братву на  отдых, добывал им  санаторные путевки  и

помощь. Они уезжали бледные, измученные, но радостные. Их работа валилась на

его плечи, и  он вывозил  се, как  добрая лошадь вывозит  телегу  на подъем.

Возвращались  загорелые,  жизнерадостные,  полные  энергии.  Тогда   уезжали

другие. Но все лето кого-то не было, а жизнь не останавливала своего шага, и

не мыслим был день отсутствия Корчагина в его комнате.

     Так проходило лето.

     Осень и зиму  Павел  не любил:  они  приносили  ему  много  физического

страдания.

     Этого  лета ждал  особенно нетерпеливо. Ему было мучительно тяжело даже

самому признаться, что  силы с каждым  годом  убывают. Было два выхода:  или

признать себя  неспособным  выносить трудности  напряженной работы, признать

себя  инвалидом,  или остаться  на  посту  до  тех  пор, пока  это  окажется

возможным. И он выбрал второе.

     Как-то  на партбюро окружкома  к  нему  подсел старик подпольщик доктор

Бартелик, завокрздравом.

     - Ты неважно  выглядишь, Корчагин. В лечебной  комиссии  был?  Как твое

здоровье? Не был ведь? То-то  я  не помню, а надо  тебя посмотреть,  дружок.

Приходи в четверг, к вечеру.

     Павел в  комиссию  не пришел - был  занят, но Бартелик о нем не забыл и

как-то  привел  к  себе.  В  результате   внимательного  врачебного  осмотра

(Бартелик лично принимал в нем участие как невропатолог) было записано:

     "Лечкомиссия  считает необходимым немедленный отпуск  с продолжительным

лечением в Крыму и в дальнейшем серьезное лечение, иначе тяжелые последствия

неминуемы".

     Этому предшествовал длинный перечень  болезней  по-латыни,  из которого

Корчагин понял  только, что главная  беда не в ногах,  а в тяжелом поражении

центральной нервной системы.

     Бартелик  провел  решение  комиссии через партбюро, и никто не возражал

против немедленного  освобождения  Корчагина  от  работы,  но  Корчагин  сам

предложил  подождать  возвращения из  отпуска  заворготделом  комсомольского

окружкома Сбитнева.  Корчагин  боялся опустошить комитет.  Согласились, хотя

Бартелик возражал.

     Оставалось  три  недели до  первого  за всю жизнь отпуска. На столе уже

лежала санаторная путевка в Евпаторию.

     Корчагин нажимал в эти дни на  работу, провел  пленум  окркомола  и, не

жалея сил, подгонял концы, чтобы уехать спокойным.

     И вот тут, накануне отдыха и встречи с морем, никогда  в своей жизни не

виданным, случилось это нелепое и отвратительное, чего не ожидал.

     Павел  пришел  в  комнату  агитпропа  партии  после  занятий  и  сел  у

раскрытого  окна  на  подоконнике  за  книжным  шкафом в ожидании  совещания

агитпропа. Когда ом вошел, в комнате никого не было. Вскоре пришло несколько

человек. Павел из-за  шкафа не  видел их,  но  голос  одного  узнал. Это был

Файло, завокрнархозом, высокий, с военной выправкой красавец. Про него Павел

не  раз  слыхал  как о  любителе выпить  и поволочиться за  каждой смазливой

девчонкой.

     Файло  когда-то партизанил и при удобном  случае со смехом рассказывал,

как он  рубил  головы  махновцам  -  по  десятку в  день.  Корчагин  его  не

переваривал.  Однажды к Павлу пришла комсомолка  и расплакалась, рассказала,

как Файло  обещал  на ней жениться, но,  прожив  с ней неделю, перестал даже

здороваться. В КК Файло отвертелся, доказательств дивчина не имела, но Павел

верил  ей.  Корчагин прислушался. Вошедшие  в  комнату не  подозревали о его

присутствии.

     - Ну, Файло, как твои делишки? Что нового отчудил?

     Это спрашивал Грибов, один из приятелей  Файло, человек  под стать ему.

Грибов  почему-то  считался пропагандистом, хотя  был  чрезвычайно неразвит,

ограничен и большая тупица, но  званием пропагандиста пыжился  и при  каждом

удобном и неудобном случае об этом напоминал.

     -  Можешь меня  поздравить: я вчера обработал  Коротаеву. Л ты говорил,

что ничего не выйдет.  Нет,  братец, я  уж как за какой уцеплюсь, так будьте

уверены. - И Файло прибавил похабную фразу.

     Корчагин почувствовал  нервный  озноб  -  признак  острого раздражения.

Коротаева была завокрженотделом.  Она приехала сюда  одновременно  с ним,  и

Павел  на  совместной   работе  подружился  с  этой  симпатичной  партийкой,

отзывчивой  и внимательной  к  каждой  женщине  и к тем, кто  приходил к ней

искать защиты  или совета. Среди работников комитета  Коротаева пользовалась

уважением. Она не была замужем, Файло, несомненно, говорил о ней.

     - А ты не врешь, Файло? Что-то на нее не похоже...

     - Я вру! За кого же ты тогда меня считаешь? Я не  таких обламывал. Надо

только  уметь. Каждая требует  особого подхода. Одна сдается на другой день,

но это, признаться, барахло. А за другой приходится месяц  бегать. Главное -

надо узнать психологию. Везде особый подход. Это,  братец, целая наука, но я

в этом деле профессор. Хо-хо-хо-хо!..

     Файло  захлебывался от  самодовольства. Кучка  слушателей подзуживала к

рассказу. Компании не терпелось узнать подробности.

     Корчагин поднялся,  стиснув кулаки, чувствуя,  как  забилось в  тревоге

сердце.

     - Коротаеву взять так себе, "на бога", нечего было и думать, а упустить

ее не хотел, тем более я с  Грибовым  на  дюжину портвейна поспорил. Ну, я и

начал  диверсию.  Зашел  раз,  другой. Смотрю, косится. Притом тут  обо  мне

трепотня идет, - может, и к ней дошло... Одним словом,  с флангов неудача. Я

тогда в  обход,  в  обход.  Ха-ха!..  Ты  понимаешь, говорю,  воевал, народу

понабил  кучу, мотался по  свету,  горя, дескать, хлебнул немало, а бабы вот

путящей себе не нашел, живу, как одинокая собака, - ни  ласки, пи привета...

И  давай  и давай накручивать, все в таком  же роде.  Одним словом,  бил  на

слабые места.  Много я с  ней повозился. Одно время думал плюнуть к чертовой

матери и закончить комедию. Но тут дело в принципе, из-за  принципа я от нее

не отставал... Наконец добился до ручки. За мое терпение -  я вместо бабы на

девку наскочил. Ха-ха!.. Эх, умора!

     И Файло продолжал гнусный рассказ.

     Корчагин плохо помнил, как он очутился около

     Файло.

     - Скотина! - заревел Павел.

     - Это я-то скотина или ты, что подслушиваешь чужие разговоры?

     Видимо, Павел сказал еще что-то, так как Файло схватил его за грудь:

     - Так ты меня оскорблять?!

     И ударил Корчагина кулаком. Он был под хмелем.

     Корчагин схватил дубовый табурет и  одним ударом свалил Файло на землю.

В кармане Корчагина не было револьвера, и только это спасло жизнь Файло.

     Но нелепое  все  же случилось: в день,  назначенный для отъезда в Крым,

Корчагин стоял перед партийным судом.

     В городском театре вся парторганизация. Случай в агитпропе  взбудоражил

всех,  и  суд  развернулся в острую бытовую  полемику. Вопросы  быта, личных

взаимоотношений  и  партийной этики  заслонили  разбираемое  дело. Оно стало

сигналом. Файло  на суде  вел себя  вызывающе,  нагло улыбался, говорил, что

дело его  разберет народный суд  и Корчагин  за его разбитую голову  получит

принудительные работы. Отвечать на вопросы категорически отказался.

     - Что, язычки хотите  почесать  по моему  адресу? Извиняюсь. Можете мне

припаивать что  угодно,  а то, что  на меня тут бабье  рассвирепело, так это

потому, что  на них не обращаю внимания:  А  дело выеденного  яйца не стоит.

Будь это в  восемнадцатом году,  я с  этим  психом Корчагиным разделался  бы

по-своему. А сейчас здесь и без меня обойдется. - И ушел.

     Когда   председательствующий    предложил   Корчагину    рассказать   о

столкновении,  Павел заговорил спокойно, но чувствовалось,  что он с  трудом

сдерживает себя.

     -  Все, о  чем  здесь идет речь, случилось потому, что я  не сдержался.

Давно  уже  прошло то время, когда я кулаками работал  больше,  чем головой.

Произошла  авария, и, прежде чем  я это понял,  Файло  получил по черепу. За

несколько последних лет у меня это единственный случай партизанства, и я его

осуждаю,  хотя  затрещина  но  существу правильна.  Файло  -  отвратительное

явление  в  нашем  коммунистическом  быту.  Я  не могу  понять,  никогда  не

примирюсь  с тем, что  революционер-коммунист  может  быть  в то же  время и

похабнейшей скотиной и негодяем. Этот случай заставил нас заговорить о быте,

это единственно положительное во всем деле.

     Подавляющим большинством партийный коллектив голосовал за исключение из

партии Файло. Грибову  был  вынесен  строгий выговор  с  предупреждением  за

ложные показания. Остальные участники разговора признались. Им было вынесено

порицание.

     Бартелик  рассказал   о   состоянии   нервов  Павла.   Собрание   бурно

протестовало,  когда партследователь  предложил объявить Корчагину  выговор.

Следователь снял свое предложение. Павел был оправдан.

     Через  несколько  дней поезд мчал Корчагина в Харьков.  Окружком партии

согласился  на  его настойчивую просьбу отпустить его  в  распоряжение  Цека

комсомола Украины.  Ему дали неплохую характеристику,  и  он уехал. Одним из

секретарей Цека комсомола был Аким. К нему зашел Павел и рассказал обо всем.

     В характеристике  за  словами "беззаветно  предан партии"  Аким прочел:

"Обладает партийной выдержкой, лишь в исключительно редких случаях вспыльчив

до потери самообладания. Виной этому - тяжелое поражение нервной системы".

     -  Все-таки записали тебе, Павлуша, этот факт на  хорошем документе. Ты

не огорчайся, бывают  иногда  такие вещи даже с  крепкими людьми. Поезжай на

юг, набирайся силенок. Вернешься, тогда поговорим, где будешь работать.

     И Аким крепко пожал ему руку.

     Санаторий  Цена - "Коммунар". Клумбы  роз, искристый  перелив  фонтана,

обвитые  виноградом  корпуса  в  саду.  Белые  кители  и  купальные  костюмы

отдыхающих. Молодая женщина-врач записывает фамилию, имя. Просторная комната

в  угловом  корпусе,  ослепительная белизна  постели,  чистота  и  ничем  не

нарушаемая  тишина.  Переодетый,   освеженный   принятой   ванной,  Корчагин

устремился к морю.

     Насколько  мог окинуть  глаз - величественное спокойствие сине-черного,

как полированный мрамор, морского  простора.  Где-то в далекой голубой дымке

терялись его  границы; расплавленное  солнце  отражалось  на его поверхности

пожаром  бликов. Вдали сквозь утренний туман вырисовывались  массивные глыбы

горного хребта. Грудь глубоко вдыхала живительную свежесть морского бриза, а

глаза не могли оторваться от великого спокойствия синевы.

     Ласково подбиралась к ногам ленивая волна, лизала золотой песок берега.

Предыдущая главаСодержание Следующая глава