Пески времени-15. НЬЮ-ЙОРК, 1976-biblio-ok.ru 

15. НЬЮ-ЙОРК, 1976

     Перед серым зданием нью-йоркского отеля  "Уолдорф-Астория"  собрались

репортеры, они наблюдали за парадом  знаменитостей  в  вечерних  туалетах,

выходивших из своих лимузинов и направлявшихся через  вертящиеся  двери  в

большой банкетный зал, расположенный  на  третьем  этаже.  Сюда  съехались

гости со всего мира.

     Под вспышки фотоаппаратов раздавались голоса репортеров.

     -  Господин  вице-президент,  будьте  так  любезны  взглянуть   сюда,

пожалуйста.

     - Губернатор Адамс, позвольте мне сделать еще один снимок.

     Здесь были сенаторы и представители иностранных государств, магнаты и

знаменитости. Все они собрались на шестидесятилетний юбилей Элен Скотт. По

правде говоря, этой чести  была  удостоена  не  только  сама  Элен  Скотт,

сколько филантропия "Скотт  индастриз",  одного  из  самых  могущественных

конгломератов в мире. Огромная транснациональная империя включала  в  себя

нефтяные компании, металлургические заводы, системы  коммуникаций  и  сеть

банков.  Все  собранные  в  этот  вечер  средства  должны  были  пойти  на

благотворительные цели.

     Предприятия "Скотт индастриз" были во  всех  частях  света.  Двадцать

семь лет назад президент  конгломерата  Майло  Скотт  неожиданно  умер  от

сердечного приступа и его жена Элен взяла бразды правления  в  свои  руки.

Она  оказалась  блестящим  руководителем,  и  доказательством  тому   было

увеличение в последующие несколько лет капиталов более чем в три раза.

     Банкетный зал "Уолдорф-Астории" представлял собой огромное помещение,

декорированное в бежево-золотых тонах, в одном конце  которого  находилась

устланная красным ковром сцена. По всему периметру  зал  окаймлял  балкон,

состоявший из тридцати трех лож, над каждой из которых висела люстра.

     В центре балкона сидела виновница торжества. За столами,  сверкавшими

серебряными приборами, было по крайней мере шестьсот гостей.

     Когда обед подошел  к  концу,  на  сцену  поднялся  губернатор  штата

Нью-Йорк.

     - Господин вице-президент, леди и джентльмены,  уважаемые  гости,  мы

все собрались здесь сегодня, чтобы отдать дань  восхищения  необыкновенной

женщине и ее многолетней бескорыстной щедрости. Элен Скотт - это личность,

которая могла бы преуспеть на любом поприще. Она могла  бы  стать  великим

ученым или врачом. Она могла бы стать и выдающимся  политиком,  и,  должен

вам признаться, что, если бы Элен Скотт  решила  баллотироваться  на  пост

президента Соединенных Штатов, я одним из первых голосовал бы за  нее.  Не

на предстоящих выборах, конечно, а на следующих.

     В зале раздался смех и аплодисменты.

     - Однако Элен Скотт не просто незаурядная  женщина.  Она  милосердный

чуткий человек, который не колеблясь принимает участие в  решении  проблем

современного мира...

     Речь продолжалась еще минут десять, но Элен Скотт больше не  слушала.

"Как же он ошибается, - грустно думала она. - Как  они  все  заблуждаются.

Компания "Скотт индастриз" даже не принадлежит мне. Мы с Майло украли  ее.

И на мне лежит еще более тяжкая вина. Это уже неважно. Теперь. Потому  что

я скоро умру".

     Она  в  точности  запомнила  слова  доктора,   ознакомившего   ее   с

результатами анализов, это был смертный приговор.

     - Мне очень жаль, миссис Скотт, но боюсь, что мне не удастся сообщить

вам это в более мягкой форме. Раком поражена  вся  лимфатическая  система.

Операция бесполезна.

     Она неожиданно почувствовала тяжесть в желудке.

     - Сколько... Сколько мне осталось?

     Он ответил не сразу:

     - Около года, вероятно.

     "Мало. Еще столько нужно сделать".

     - Разумеется, я рассчитываю на ваше молчание, - сказала она спокойным

голосом.

     - Разумеется.

     - Спасибо, доктор.

     Она не помнила ни как вышла из пресвитерианского медицинского  центра

округа Колумбия, ни как доехала до города. Единственной ее мыслью было: "Я

должна найти ее до того, как умру".

     Губернатор уже закончил свою речь.

     - Леди и джентльмены, я имею честь представить вам миссис Элен Скотт.

     Все стоя аплодировали ей. Поднявшись, она прошла на сцену. Худощавая,

с седыми волосами, прямой спиной, элегантно одетая,  она  казалась  полной

энергии, которой сама уже не чувствовала. "Я  словно  свет  далекой  давно

погасшей звезды, - с горечью думала она. - На самом деле я уже не здесь".

     Стоя  на  сцене,  она  ждала,   пока   стихнут   аплодисменты.   "Они

приветствуют чудовище. Что бы они стали делать, если бы узнали?"

     Когда она заговорила, ее голос звучал уверенно:

     - Господин вице-президент, сенаторы, губернатор Адамс...

     "Год, - думала она. - Интересно, где она и жива ли. Я должна узнать".

     Она машинально произносила все то, что от нее ожидали услышать.

     - Я с благодарностью принимаю ваши поздравления и отношу их не только

на свой счет, но хочу разделить их со всеми, кто упорно работал  на  благо

тех, кому повезло меньше, чем нам с вами...

     Она мысленно перенеслась на сорок два  года  в  прошлое,  в  Гэри,  в

Индиану...

     В восемнадцать лет  Элен  Дудаш  устроилась  работать  на  автозавод,

принадлежавший  "Скотт  индастриз",  в  Гэри.  Она  была   привлекательной

общительной девушкой и пользовалась всеобщей симпатией. Как-то раз,  когда

на завод приехал Майло Скотт, сопровождать его выбрали Элен.

     - Что ты на это скажешь, Элли? А вдруг  ты  выйдешь  замуж  за  брата

хозяина, и мы все будем работать на тебя.

     - Конечно, - рассмеялась Элен. - Бывает, что и свиньи летают.

     Майло Скотт был совсем не таким, каким Элен  его  себе  представляла.

Ему было едва за тридцать. "Симпатичный", - думала Элен,  глядя  на  этого

высокого, стройного застенчивого человека, относившегося к ней чуть ли  не

с почтением.

     - Я очень благодарен вам за то,  что  вы  нашли  время  показать  мне

завод, мисс Дудаш. Надеюсь, я не отвлекаю вас от работы?

     - Отвлекаете, но я не против, - улыбнулась она.

     С ним было очень легко говорить.

     "Просто не верится, что я  так  запросто  болтаю  с  братом  большого

босса. Вот будет интересно рассказать об этом маме с папой".

     Майло,  казалось,  проявлял  неподдельный  интерес  к  рабочим  и  их

проблемам. Элен провела его по цеху, где изготовлялись ведущие  и  ведомые

шестерни.  Она  показала  ему  цех  термической  обработки,  где  шестерни

проходили закалку, отделение  упаковки,  погрузочный  цех.  Все  выглядело

достаточно впечатляюще.

     - Это, конечно, очень сложный цикл, не правда ли, мисс Дудаш?

     "Он сам владеет всем этим, а ведет  себя  как  восторженный  ребенок.

Наверное, это впечатлило бы любого".

     Это случилось в сборочном цехе.  У  подвесной  тележки,  перевозившей

металлические болванки в механический цех, лопнул трос, и груда металла  с

грохотом посыпалась вниз. Майло Скотт находился прямо под ней. Увидев это,

Элен  в  считанные  доли  секунды,  не  раздумывая,  оттолкнула   его   со

злочастного места. Она не успела отбежать, и две тяжелые железные болванки

задели ее. Элен потеряла сознание.

     Она очнулась в  отдельной  палате  какой-то  больницы.  Комната  была

буквально заполнена цветами. Открыв глаза и оглядевшись, Элен подумала: "Я

умерла и попала в рай".

     Вокруг были орхидеи, розы, лилии,  хризантемы  и  какие-то  необычные

цветы, названия которых она даже не знала.

     Ее правая рука была в гипсе, а ребра забинтованы и болели.

     Вошла медсестра.

     - Вы уже проснулись, мисс Дудаш? Я скажу доктору.

     - Где... где я нахожусь?

     - Вы в центре Блейка, это частная больница.

     Элен обвела глазами просторную палату. "Мне же не расплатиться за все

это".

     - Было много звонков, но мы не хотели вас будить.

     - Каких звонков?

     - Репортеры пытались прорваться, чтобы взять у вас интервью.  Звонили

ваши друзья. Несколько раз звонил мистер Скотт...

     "Майло Скотт!"

     - С ним все в порядке?

     - Простите?

     - Он не пострадал во время этой аварии?

     - Нет. Он приходил сегодня рано утром, но вы еще спали.

     - Он хотел навестить меня?

     - Да. - Медсестра кивнула на цветы. - Почти все эти цветы от него.

     "Невероятно".

     - Ваши мать с  отцом  ждут  в  приемной.  Вы  хотите  с  ними  сейчас

повидаться?

     - Конечно.

     - Я приглашу их.

     "Вот это да! Со мной еще так никогда не  обходились  в  больнице",  -

думала Элен.

     Вошедшие мать с отцом подошли к ее кровати. Они родились в Польше,  и

их английский был далек от  совершенства.  Отец  Элен,  крепко  сложенный,

грубоватый мужчина пятидесяти с небольшим лет, работал механиком; ее  мать

была простой крестьянкой из Северной Европы.

     - Я принесла тебе суп, Элен.

     - Мамочка... в больницах ведь кормят.

     - Такого супа, как  мой,  тебе  здесь  не  дадут.  Поешь,  ты  скорее

поправишься.

     - А ты газету читала? - спросил отец. - Я принес тебе.

     Он  протянул  ей  газету.  Она  увидела  заголовок:  "Рискуя  жизнью,

служащая спасает своего босса".

     Она прочитала статью дважды.

     - Ты храбро поступила, спасая его.

     "Храбро?! Глупо! Если бы я успела подумать, я бы спасалась сама.  Это

был самый идиотский поступок в моей жизни. Да я же могла погибнуть!"

     Несколько позже тем же утром Элен навестил  Майло  Скотт.  Он  принес

очередной букет цветов.

     - Это вам, - смущенно начал он. - Доктор сказал мне, что  у  вас  все

будет замечательно. Я... я не могу выразить, как я вам благодарен.

     - Не стоит.

     - Это был самый отважный поступок, который мне доводилось видеть.  Вы

спасли мне жизнь.

     Она попробовала пошевелиться, движение вызвало у нее  резкую  боль  в

руке.

     - С вами все в порядке?

     - Вполне. - В боку появилась пульсирующая боль. - Доктор говорил вам,

что со мной?

     - У вас перелом руки и трех ребер.

     Это было самое худшее, что она  могла  от  него  услышать.  Ее  глаза

наполнились слезами.

     - Что с вами?

     Как она могла объяснить ему? Он только посмеется над ней. Она  копила

деньги на долгожданный  отпуск,  который  собиралась  провести  со  своими

заводскими подругами в Нью-Йорке. Она мечтала о нем. "Теперь  я  не  смогу

работать месяц, а то и больше. Вот тебе и Манхэттен".

     Элен работала  с  пятнадцати  лет.  Она  была  крайне  независимой  и

самостоятельной,  однако  сейчас  она  думала:  "Поскольку  он   мне   так

благодарен, может быть, он оплатит часть  моих  больничных  счетов.  Но  я

скорее  сквозь  землю  провалюсь,  чем   попрошу   его   об   этом".   Она

почувствовала, что ее клонит в сон. "Это, должно быть, от лекарств".

     - Я очень благодарна вам за цветы, мистер Скотт, - сказала она сонным

голосом. - Мне было очень приятно.

     "А там видно будет, что делать с больничными счетами".

     Элен Дудаш уснула.

     На  следующее  утро  в  палату   к   Элен   вошел   высокий   человек

респектабельного вида.

     - Доброе утро, мисс Дудаш. Как вы сегодня себя чувствуете?

     - Спасибо, мне лучше.

     - Меня  зовут  Сэм  Нортон.  Я  начальник  отдела  информации  "Скотт

индастриз".

     Она никогда не видела его раньше.

     - Вы живете здесь?

     - Я прилетел из Вашингтона.

     - Чтобы встретиться со мной?

     - Чтобы помочь вам.

     - Помочь в чем?

     - Там за дверью репортеры, мисс Дудаш. И поскольку,  как  я  полагаю,

вам еще не приходилось проводить пресс-конференции,  я  подумал,  что  вам

понадобится некоторая помощь.

     - А что они хотят?

     - В основном они будут просить вас рассказать о том, как и почему  вы

спасли мистера Скотта.

     - Ну, это не так сложно. Если бы у меня тогда было время подумать,  я

бы убежала, сломя голову.

     Нортон вытаращился на нее.

     - Мисс Дудаш... думаю, на вашем месте я бы не стал так говорить.

     - А что? Это же правда.

     Это было совсем не то, что он ожидал. Казалось, девушка не осознавала

своего положения.

     У Элен были причины для  беспокойства,  и  она  решила  выложить  все

начистоту.

     - Вы увидите мистера Скотта?

     - Да.

     - Не окажете ли вы мне одну услугу?

     - Конечно, если это в моих силах.

     - Я понимаю, что он не виноват в случившемся, и  он  не  просил  меня

отталкивать его с того места, но...

     Присущее  ей  сильное  стремление  к   независимости   заставило   ее

замолчать.

     - Впрочем, не стоит.

     "Ага, вот оно, - подумал Нортон. - Какое же вознаграждение хочет  она

заполучить? Деньги? Повышение? Что же?"

     - Продолжайте, пожалуйста, мисс Дудаш.

     - Честно говоря, у меня не так много денег, - начала она, - а тут еще

из-за этого я потеряю часть заработка, и я не думаю, что  смогу  позволить

себе оплатить все эти больничные  счета.  Я  не  хочу  беспокоить  мистера

Скотта, но если бы он смог предоставить мне некоторую ссуду, я бы  вернула

деньги.

     Она посмотрела на Нортона, но неправильно истолковала  выражение  его

лица.

     - Извините. Я, наверное, выгляжу корыстной. Дело в том, что я  копила

деньги на поездку, а  из-за  этого  все  летит  к  черту.  -  Она  глубоко

вздохнула. - Впрочем, пусть это его не касается. Я как-нибудь выкручусь.

     Сэм Нортон едва удержался, чтобы не расцеловать ее.  "Когда  же  я  в

последний раз встречал такую невинность? Эдак я вновь поверю в  порядочных

женщин".

     Он присел к ней на кровать, и его официальный тон куда-то делся. Взяв

ее за руку, он произнес:

     - Элен, я чувствую, что мы с вами будем  хорошими  друзьями.  Обещаю,

что вам не придется беспокоиться по поводу денег. Но в первую очередь  нам

с вами нужно выдержать эту пресс-конференцию. Мы хотим, чтобы вы выглядели

достойно, чтобы... - он осекся. - Я буду с вами откровенен. Моя  задача  -

позаботиться о том, чтобы "Скотт индастриз" выглядела  достойно.  Вы  меня

понимаете?

     - Думаю, да. Вы имеете в виду, что будет  не  очень  хорошо,  если  я

скажу, что я на самом деле не собиралась спасать  Майло  Скотта?  И  будет

лучше, если я скажу что-нибудь вроде: "Мне так нравится работать на "Скотт

индастриз", что, когда я увидела Майло Скотта в опасности, я  поняла,  что

должна попытаться спасти его даже ценой своей собственной жизни"?

     - Да.

     Она рассмеялась.

     - Хорошо. Я скажу, если это принесет вам пользу.  Но  честно  говоря,

мистер Нортон, я не знаю, что толкнуло меня на это.

     Он улыбнулся.

     - Пусть это останется нашей тайной. Я впущу этих львов.

     В палату вошли десятка два фотокорреспондентов и  журналистов  радио,

газет и журналов. Это был сенсационный  материал,  и  пресса  намеревалась

выжать из него все  возможное.  Не  каждый  день  хорошенькая  молоденькая

служащая, рискуя жизнью, спасала брата своего босса, тем  более  что  этим

братом оказался Майло Скотт.

     - Мисс Дудаш, о чем вы подумали, увидев летящую на вас груду железа?

     Посмотрев на Сэма Нортона, Элен с невозмутимым лицом сказала:

     - Я подумала: "Я должна спасти мистер  Скотта.  Я  никогда  не  прощу

себе, если он погибнет на моих глазах".

     Все шло гладко, и, когда Сэм Нортон увидел, что Элен начала уставать,

он сказал:

     - На это все, леди и джентльмены. Большое всем спасибо.

     - Ну, как у меня получилось?

     - Вы были великолепны. А теперь вам надо поспать.

     Спала она плохо. Ей снилось, что она была в  вестибюле  Эмпайр  стейт

билдинг, но ее не пропустили наверх, потому что у нее не было денег купить

билет.

     Майло Скотт навестил Элен днем.  Увидев  его,  она  очень  удивилась,

потому что слышала, что он живет в Нью-Йорке.

     - Я слышал, что пресс-конференция  прошла  успешно.  Вы  -  настоящая

героиня.

     - Мистер Скотт... Мне нужно вам кое-что сказать. Я не героиня. Я и не

думала вас спасать. Я... У меня просто так получилось.

     - Я знаю. Сэм Нортон сказал мне.

     - В таком случае...

     - Элен, героизм бывает разный. Вы не думали спасать меня, вы  сделали

это инстинктивно вместо того, чтобы спасаться самой.

     - Я просто хотела, чтобы вы об этом знали.

     - Еще Сэм сказал мне, что вас беспокоит оплата больничных счетов.

     - Ну...

     - С ними все в порядке. А что касается потерянной  зарплаты...  -  он

улыбнулся, - мисс Дудаш, мне кажется, вы не понимаете,  в  каком  я  перед

вами долгу.

     - Вы ничего мне не должны.

     - Доктор сказал, что вас завтра выпишут. Вы позволите пригласить  вас

пообедать?

     "Он  не  понимает,  -   подумала   Элен.   -   Не   нужно   мне   его

благотворительности и жалости".

     - Я серьезно говорю вам, что вы мне ничего не должны.  Благодарю  вас

за то, что вы позаботились о больничных счетах. Мы в расчете.

     - Хорошо. Так все-таки можно пригласить вас на обед?

     Так все и началось. Майло Скотт провел в Гэри неделю, и каждый  вечер

он встречался с Элен.

     - Будь осторожна, - предостерегали Элен отец с матерью. - Просто  так

богатые мужчины не встречаются с заводскими девушками.

     И сначала Элен относилась к нему настороженно, но Майло разубедил ее.

Он всегда вел себя как настоящий джентльмен, и до Элен наконец дошло: "Ему

действительно нравится быть со мной".

     Когда  Майло  был  сдержан  и  застенчив,  Элен  была  откровенна   и

решительна. Всю жизнь Майло был окружен женщинами, которые горели желанием

породниться  с  могущественной  династией  Скоттов.  Они  действовали   по

расчету. Элен Дудаш была  первой  искренней  женщиной  из  всех,  кого  он

встречал.   Она   говорила   то,   что   думала,   была    сообразительна,

привлекательна, и, самое главное, с ней было интересно. К концу недели они

влюбились друг в друга.

     - Я хочу, чтобы ты стала моей женой, - сказал  Майло.  -  Я  не  могу

думать ни о чем другом. Ты выйдешь за меня замуж?

     - Нет.

     Элен тоже только об этом и думала. Просто эта  мысль  ее  пугала.  До

Скоттов ей было так же далеко, как до другой планеты. У  них  были  слава,

богатство и могущество. "Я не из их круга. Я рискую  стать  посмешищем.  И

Майло тоже". Но она знала, ее сопротивление обречено на провал.

     Их  брак  зарегистрировал  мировой  судья   в   Гринвиче,   в   штате

Коннектикут, и затем молодожены поехали на  Манхэттен,  чтобы  Элен  Дудаш

познакомилась со своими новыми родственниками.

     Байрон Скотт встретил своего брата словами:

     - Какого черта ты женился на польской шлюхе? Ты что, спятил?

     Сьюзен Скотт была не более милосердна:

     - Конечно же, она вышла замуж на Майло из-за денег. Когда она узнает,

что у него ничего нет, мы организуем развод. Этот брак обречен.

     Они явно недооценивали Элен Дудаш.

     - Твой брат и его жена ненавидят меня, но я не за них выходила замуж,

а за тебя. Я не хочу становиться между тобой и  Байроном.  Если  это  тебя

слишком огорчает, Майло, скажи мне и я уйду.

     Обняв свою молодую жену, он прошептал:

     - Я обожаю тебя, и, когда Байрон и Сьюзен узнают тебя лучше, они тоже

тебя полюбят.

     Она прижалась к нему и подумала: "Какой же он наивный. И как сильно я

его люблю".

     Байрон и Сьюзен не проявляли к своей невестке откровенной  неприязни.

Они были к ней  снисходительны.  Для  них  она  так  и  осталась  польской

девчонкой с одного из заводов Скоттов.

     Элен училась, читала и запоминала. Она смотрела, как  одеваются  жены

друзей Майло, и брала с них пример.  Она  твердо  решила  стать  достойной

женой Майло Скотта и со временем добилась этого. Но  только  не  в  глазах

своей родни. И постепенно ее  наивность  сменилась  цинизмом.  "Богатые  и

могущественные совсем не такие уже замечательные, - думала она. - Они лишь

хотят стать еще богаче и могущественнее".

     Элен всегда ревностно защищала  Майло,  но  едва  ли  она  могла  ему

чем-нибудь  помочь.  "Скотт  индастриз"  был  одним  из  немногих  частных

конгломератов в мире, и все акции принадлежали Байрону. Его  младший  брат

как  рядовой  служащий  получал  зарплату,  и  Байрон  не  упускал  случая

напомнить ему об этом. Он не баловал своего брата, постоянно  поручая  ему

всю черную работу, и никогда не оказывал ему никакого доверия.

     - Как ты можешь  с  этим  мириться,  Майло?  Разве  ты  без  него  не

обойдешься? Мы могли бы уехать отсюда, и  ты  бы  начал  свое  собственное

дело.

     - Я не могу бросить "Скотт индастриз". Я нужен Байрону.

     Однако со временем Элен поняла истинную причину. Майло был  слабым  и

нуждался в ком-то, на кого он мог опереться. Она знала, что у него никогда

не хватит смелости уйти из компании.

     "Ладно, - с негодованием думала она. - Придет время,  когда  компания

будет принадлежать ему. Байрон не вечен.  И  Майло  является  единственным

наследником".

     Когда Сьюзен Скотт объявила, что она беременна,  для  Элен  это  было

ударом. "Все наследство достанется этому ребенку".

     Родилась девочка, но Байрон сказал:

     - Я научу ее управлять компанией.

     "Негодяй", - подумала Элен. Ее сердце сжималось от обиды за Майло.

     - Правда, прелестное дитя? - только и сказал Майло.

Предыдущая главаСодержание Следующая глава