Общая психология. Тексты: В 3 т. Т.2: Субъект деятельности. Книга 1. 
177 :: 178 :: 179 :: 180 :: 181 :: 182 :: 183 :: 184 :: 185 :: 186 :: 187 :: 188 :: 189 :: 190 :: 191 :: 192 :: Содержание

В.В.Петухов,
В.В.Сталин

ПОЛОВОЗРАСТНЫЕ
ОСОБЕННОСТИ ПСИХИКИ1

Индивидуальные особенности человека рассматриваются в психологии в нескольких направлениях. Выделяют такие их области, как способности, темперамент, характер. Различия между людьми прослеживают и по отдельным психическим процессам, описывая диапазоны характеристик восприятия, внимания, памяти и др. Но есть общие особенности индивидуального развития, которые затрагивают все психические процессы, свойства и качества человека. Это - его пол и возраст.

Свойства и качества людей, определяемые их половой и возрастной принадлежностью, можно описывать и изучать на уже выделенных трех уровнях индивидуальности. Так, половозрастными являются прежде всего особенности организма, его морфологическое строение, физиологические, гормональные процессы и особенности психики, так или иначе связанные с ними. Становление половых признаков и возрастные изменения, задаваемые генетически, подчиняют индивидуальное развитие природным, биологическим законам. Его общественная обусловленность также подкрепляется рядом нормативных предписаний. Становление социального индивида основано на распределении половых ролей и обеспечивается культурными средствами их присвоения - образцами социального поведения и типичных черт мужчин и женщин, т.е. стереотипами маскулинности и фемининности. Представления о типичных способах поведения, психических качествах существуют также и для каждого возрастного периода. Становление половой идентичности есть одновременно результат процесса социализации индивида и одно из условий развития личности, в ходе которого человек осознает социальные стереотипы и через собственное

177

отношение к ним управляет своим поведением. Личностный путь человека в возрастном аспекте - это постановка и определенное разрешение ряда важных жизненных проблем, от которого зависит, в конечном итоге, общая картина его индивидуальных качеств, особенностей психики. <...>

Биология пола человека:
половой диморфизм

Фундаментальное разделение на две качественно разные формы, называемое диморфизмом, относится прежде всего к структуре человеческого тела. Половой диморфизм - это физическое различие между полами, обусловленное биологически. Между тем именно в биологии термин "пол" имеет наибольшее число значений, каждое из которых отражает основные этапы процесса разделения полов - половой дифференциации.

Сочетание хромосом в момент оплодотворения яйцеклетки определяет генетический (хромосомный) пол будущего ребенка (XX - девочка, XY - мальчик). На этом основании примерно на 7-й неделе развития зародыша образуются половые железы, т.е. его гонадный пол. Гормоны этих желез вызывают в организме двоякие изменения, продолжающие половую дифференциацию и составляющие гормональный пол: во-первых, под их влиянием формируется внутренний и внешний морфологический пол (последний называют также генитальной внешностью); во-вторых, происходит разделение соответствующих мозговых центров (в области гипоталамуса), задающее основу будущего полового созревания. Критический период данного этапа приходится на 3-й внутриутробный месяц жизни, и дальнейшие качественные изменения в половом развитии являются уже постнатальными. При рождении ребенка на основании генитальной внешности определяют его гражданский (паспортный) пол. В соответствии с этим строится воспитание ребенка, осознание им схемы собственной телесной внешности и т.д. Однако половое воспитание - это не отдельный биологический процесс. Биологическим является еще один этап дифференциации полов - период созревания, или пубертатный период. Полноценное функционирование мозговых центров и половых гонад формирует пубертатный гормональный пол, включающий как морфологические изменения организма (вторичные половые признаки), так и физиологические (сопровождаемые эротическими переживаниями). Адекватное прохождение этого периода, о котором будет рассказано ниже, завершается осознанием половой идентичности.

Биологическое значение полового диморфизма связано с воспроизведением человека как вида. Разделение полов соответствует двум фундаментальным тенденциям, равно необходимым для функционирования биологической системы, наследственности: генетическому воспроизводству ее внутренних свойств и их изменчивости, обеспечивающей приспособление

178

к изменениям внешней среды. В этом и состоит эволюционное обоснование, значение полового диморфизма. За неизменное сохранение генетического кода биологической системы "отвечает" женская особь, а за его возможные вариации, попытки развития, соответствующие новым полезным контактам со средой, - мужская. Иногда эти тенденции образно сравнивают с долговременной и оперативной памятью биологического вида. По-разному заботится природа о каждой из этих тенденций и их носителях. Различия между ними отчетливо проявляются при сравнении условий создания и развития женской и мужской особей. Так, известно, что самки обладают большей устойчивостью, жизнестойкостью к нежелательным влияниям среды. Более высокий процент смертности самцов компенсируется их количественным перевесом на самых первых этапах развития: так называемое первичное отношение самцов и самок (на уровне генетического пола) равно 120-150:100. Интересно, что биологическое создание самца - более трудный, неоднозначный процесс: при переходах на каждую новую ступень половой дифференциации необходимы влияния, дополнительные к генетическому полу. Если, например, в период формирования гормонального пола по тем или иным причинам влияние мужского гормона (андрогена) окажется недостаточным, то даже при сочетании XY образуется женская особь.

Таким образом, процесс половой дифференциации не является линейным. Наивно было бы полагать, будто между хромосомным сочетанием, сложившимся в момент зачатия, и половой идентичностью взрослого человека существует однажды заданная жесткая программа. Даже собственно биологический, пренатальный процесс формирования пола разделен на качественные стадии, каждой из которых соответствует критический период, когда организм обладает особой чувствительнстью к определенным воздействиям, направляющим его по мужскому или женскому пути дальнейшего развития. Тем самым по отношению к каждой следующей стадии организм является биполовым, и половая дифференциация есть результат (а не фатальное условие) всего этого сложного процесса. <...>

Половой диморфизм определяет многие конкретные закономерности развития организма. Однако точное различение женских (фемининных) и мужских (маскулинных) наборов индивидуальных черт оказывается проблемой даже тогда, когда рассматриваются только физические, телесные свойства. Конечно, основания для определения гражданского пола к моменту рождения ребенка говорят сами за себя. Однако полная половая определенность новорожденного содержит не только внешний, но и внутренний морфологический, а также гормональный (в том числе будущий пубертатный) пол. В процесс половой дифференциации и идентификации, далеко на завершенный, включаются теперь новые, социальные воздействия, условия воспитания. Бывает и так, что названный комплекс биологического пола настолько разнороден и неопределен, что генитальная внешность оказывается обманчивой. В таких случаях трудно удержаться

179

от интригующего вопроса: что же "победит" в итоге - "истинный" пол или пол воспитания? Участниками старинной дискуссии о роли врожденных и приобретенных факторов в развитии человека приходится признать, что фактические аргументы есть и у той, и у другой стороны. Как пол воспитания может становиться основным и определять поведение человека, двуполого при рождении, так и напротив, альтернативный ему биологический пол может "обнаруживаться" в пубертатном возрасте, несмотря на длительное воспитательное влияние.

Становление половой идентичности человека - одно из направлений его социализации. Развитие тех или иных психических качеств, способов поведения не имеет жестких биологических предписаний. Точнее, природные возможности организма оказываются достаточно широкими, что относится и к половой дифференциации. Гормональные центры мозга любого организма всегда содержат потенциальные программы как для женского, так и для мужского поведения. Процесс половой идентификации определяется и направляется с помощью иных - социальных и культурных - средств.

Стереотипы маскулинности и фемининности
и становление половой идентичности1

Правильная половая идентификация ребенка - важная жизненная проблема овладения им собственным гражданским полом. Для этого в каждом обществе существуют определенные половые роли, т.е. социальные нормы, регламентирующие, чем должны или не должны заниматься представители того или другого пола.

Дифференциация половых ролей связана с социальным положением мужчин и женщин и по традиции зависит от полового разделения труда, круга специфических обязанностей мужчин и женщин, меры их общественного признания и т.д. Аналогично, начальная система общественных институтов, образования и воспитания определяет нормативные требования к человеку данного возраста. Конкретным выражением таких требований и норм, доступным и адекватным для любого члена общества, являются социальные стереотипы.

Средствами присвоения половых ролей служат принятые в данном обществе стереотипы маскулинности и фемининности. Это определенные представления о том, чем должны различаться мужчины и женщины по своим физическим и психическим свойствам. Как половые роли, так и нормативные представления о мужчинах и женщинах имеют социальное происхождение. Их содержание определяется конкретными условиями жизни общества и может существенно различаться в разных культурах.

180

Традиционные культурные образы маскулинности и фемининности контрастны и полярны. Разделение мужского и женского начал имеет ряд устойчивых символических закреплений. К ним относятся, например, связи мужского начала с правой, женского - с левой стороной (что проявляется в большинстве обрядов), с четными и нечетными числами; во многих древних мифах мужское начало трактуется обычно как активная, культурная сила, женское - как пассивная, природная, взаимодействие которых делает возможным существование мира. Так, в мифологии Древнего Китая разделение символов "янь" и "инь" связывается, с одной стороны, со светом, теплом, сухостью, твердостью, а с другой - с тьмой, холодом, влажностью, мягкостью. Распространено также отождествление мужского начала с Солнцем, огнем, женского - с Луной, землей, водой. Достаточно устойчивыми оказываются также символы разделения полов и физических органов деторождения в традиционном современном фольклоре, при анализе сновидений: на одном полюсе объединяются сходные по метафорическому смыслу изображения змей, деревьев, самопишущих ручек, холодного и огнестрельного оружия, островерхих зданий и выступающих частей ландшафта, а на другом - округлых впадин, площадей, пещер, коробок, ваз и цветов, распахнутых настежь комнат и узких тоннелей.

Среди стереотипных (но не всегда типичных) маскулинных качеств обычно называют активность, ориентацию на достижения, властность (доминантность), владение собой и др. Противоположны фемининные стереотипные качества: пассивность, мягкость, зависимость, эмоциональность и несдержанность. Эти эталоны не всегда могут быть подкреплены фактически, но они выполняют свои социальные функции. С опорой на определенную культурную норму, в соответствии с ней оцениваются и воспитываются члены любого общества.

Важное значение для анализа указанных стереотипов имеют принятые нормы семейно-брачных отношений и особенно характер семейных ожиданий. Объективная сторона брака и семьи - это установленные законом социальные позиции супругов. Однако каждый человек вступает в брак с тем или иным набором ожиданий, т.е. представлений о допустимых брачных мотивах партнера, собственной роли в браке, "норме" семейной жизни, "правильном" поведении в браке - как собственном, так и партнера. Стереотипы маскулинности и фемининности - один из источников семейных ожиданий. По сравнению с социальными позициями членов семьи как результатом конкретных исторических условий, специфических для той или иной нации, эти стереотипы имеют более широкую социокультурную базу.

Независимый, сильный, целеустремленный, с развитой деловой мотивацией и инструментальной сферой, доминирующий в отношениях и способный оказать поддержку мужчина и нежная, тактичная, тонко чувствующая и понимающая, несколько социально и инструментально беспомощная, ориентированная скорее на общение, нежели на дело, поэтичная

181

и эмоциональная женщина - таковы инварианты социальных стереотипов маскулинности и фемининности.

Конечно, становление половой идентичности индивида не обусловлено наличием таких стереотипов прямо и непосредственно. Они должны стать средствами осознания собственной половой принадлежности, быть присвоенными индивидом в качестве таковых. Данное направление процесса социализации и его результат - половая идентичность - требуют освоения половых ролей и обучения полоролевому поведению.

Уже к 1,5 годам ребенок знает о своей половой принадлежности. Способность различать других людей по полу формируется в 3-4 года, хотя субъективными критериями этого различения могут выступать любые поверхностные и случайные свойства (например, одежда), причем ребенок допускает возможность их изменения у одного и того же человека. Факт необратимости половой принадлежности осознается ребенком в 6-7 лет, и это служит основой его полоролевой ориентации, т.е. формирования представления о том, насколько его индивидуальные качества и социальное поведение соответствуют нормативам и ожиданиям определенной половой роли.

Изучаемые в психологии механизмы становления половой идентичности человека характеризуют процесс его социализации с различных сторон, дополняющих друг друга. Так, с позиций теории социального научения - это процесс половой типизации, управляемый механизмами психического подкрепления со стороны взрослые. Родители и другие взрослые поощряют мальчиков (девочек) за маскулинное (фемининное) поведение и осуждают за противоположное ему. Однако процесс типизации через социальное подкрепление не может быть единственным, поскольку не объясняет достаточно широких индивидуальных вариаций (а иногда и отклонений) от полоролевых стереотипов и характеризует индивида только с одной стороны - как объекта социализации. Как бы в дополнение к этому представители когнитивной психологии выдвигают тезис осознанного принятия субъектом своей половой роли, т.е. самокатегоризации. Сначала ребенок получает представление о том, что значит быть мужчиной или женщиной и как они себя ведут, а затем старается сообразовывать свое поведение с этим представлением. Если типизация отражает становление половой идентичности с точки зрения воспитателей, то самокатегоризации - с точки зрения ребенка. Подчеркивание познавательных и сознательных аспектов принятия половой роли принижает, однако, значение аффективных и неосознаваемых психологических механизмов. Восполняет этот пробел классический психоанализ: половая социализация индивида раскрывается через механизм эмоциональной идентификации со взрослыми представителями своего пола, бессознательного подражания, имитации поведения родителей. Таким образом, каждое из направлений описывает разные стороны становления половой идентичности: обучение и тренировку, осознание себя, аффективные связи и отношения. Следует заметить, что помимо

182

отношений с родителями исключительное значение для половой социализации индивида имеет общество его сверстников, обладающее своими критериями маскулинности и фемининности, обычно завышенными по сравнению с принятыми в семье. Характер общения со сверстниками, как своего, так и противоположного пола существенно влияет на правильное психосексуальное развитие, а его отсутствие, особенно в подростковом возрасте, может оставить ребенка неподготовленным к сложным переживаниям пубертата.

Период полового созревания является одним из критических этапов в развитии человека - организма, индивида, личности. Становление не только половой, но и сексуальной роли, идентичности - вот проблема, которая возникает перед человеком и разрешается им в течение пубертатного периода. Как и во всякий критический период, условия этого "переходного возраста" - телесные и психические - могут выступать препятствием на пути решения этой проблемы, и в их преодолении и закрепляется система психосексуальных ориентации.

Период освоения сексуальной роли интересен не только сам по себе. Это один из ярких примеров становления "возрастной идентичности", адекватности человека, позволяющий проследить сензитивность к определенным воздействиям, попытки присвоения нового опыта, верные и неверные способы его осмысления, в том числе приводящие к задержкам половозрастного развития, к образованию инфантильных психических черт.

"Переходный возраст" характеризуется рядом новообразований, озадачивающих подростков. Организмическое протекание пубертата зависит от индивидуальной половой конституции человека и может служить ее показателем (обычные критерии - менархе у девочек и эйякуля-ция у мальчиков). Новые телесные ощущения, вызванные гормональными процессами, эротическими переживаниями при их соотнесении с собственной половой принадлежностью, рождают интерес к любым, в том числе вторичным, сопутствующим пубертатным изменениям и особенностям тела. Типичные трудности в правильной оценке этих особенностей коренятся обычно в их несовпадении с завышенным социальным стереотипом маскулинности (фемининности). Так возникают беспокойства по поводу гинекомастии (увеличения грудных желез у мальчиков), хирсутизма (оволосения тела девочки), "недостаточных" размеров частей тела и его избыточного веса и др., о которых следует знать при педагогической работе, общении с подростками.

Социальные стереотипы, присваиваемые, как правило, стихийно, определяют оценку подростками не только собственных половых признаков и эротических переживаний, но и связанных с пубертатом мастурбации, генитальных игр и других форм сексуального экспериментирования. Незнание о достаточно широких межиндивидуальных различиях нормальной половой конституции, степени распространенности этих форм, закономерностях протекания подобных процессов может порождать у

183

практикующих их подростков серьезные психические трудности, приводить к социальной дезадаптации. Поэтому следует отличать умеренные способы саморегуляции половой функции, снижения повышенной постпубертатной возбудимости от навязчивых "инфантильных" форм полового поведения, подменяющих и вытесняющих нормативные в более взрослом возрасте. Заметим, что прямые педагогические воздействия, направленные на их устранение, обычно малоэффективны (и даже отрицательны). Положительные результаты дает косвенное снятие остаточных форм подросткового сексуального поведения через тактичное управление, развитие средств общения, помощь в осознании и принятии адекватной общественной позиции.

Пубертатные гормоны определяют интенсивность сексуальных влечений, но не их направленность. Поэтому эротические ощущения и связанное с ними поведение, с одной стороны, и эмоциональная привязанность, первая влюбленность - с другой, могут быть независимыми в своих истоках и не совпадающими по содержанию. Нередко те и другие не совпадают предметно. Ранние детские впечатления, присвоенные культурные образцы, во многом определяющие содержание чувственных интересов, могут вступать в противоречие о теми (подчас неожиданными, шокирующими молодых людей) формами, в которых они переживаются, осуществляются в воображении. Именно это противоречие объясняет факт психологической разобщенности, аффектогенного сосуществования грубых, "бездуховных" эротических фантазий со стремлениями к нежной, возвышенной, "асексуальной" любви. Переживание "постыдности" первых, недопустимости их сочетания со вторыми (мнение, подкрепляемое традиционной педагогикой) препятствует психологической готовности человека к первой половой близости (сексуальной инициации), а иногда и осложняет совместную жизнь молодых супружеских пар.

Примерами различных проявлений указанного противоречия, а также способов (как правило, стихийных) его преодоления полна классическая и художественная литература. В научной психологии изучаются, главным образом, типичные "защиты" от этой важной возрастной проблемы. Таковы, например, юношеский аскетизм, нарочито презрительное отношение к эротике как низменной, или интеллектуализм - признание ее не стоящей внимания. Эти и подобные психологические механизмы, возможные и функционально полезные в определенный возрастной период, когда проблема ждет своего решения, становятся задержками нормального психосексуального развития у взрослого человека: за постоянно подчеркнутым, преувеличенным морализированием стоит, как правило, инфантильная угнетенность собственными желаниями, неспособность управлять ими, неготовность к любви и страх перед жизнью.

Адекватное присвоение половых ролей, использование стереотипов маскулинности и фемининности - необходимое условие социализации

184

индивида. Однако само разделение этих стереотипов, конечно, не предполагает их полного совпадения с реальными психологическими различиями между мужчиной и женщиной в разных возрастах.

Психологические
различия между полами

В научной психологии проблема выявления и объяснения половых различий имеет два аспекта. С одной стороны, источник поиска и даже выбор предметных областей для выделения маскулинных и фемининных психологических качеств восходит к традиционной дихотомии мужского и женского начала, точнее, соответствующих социальных стереотипов. Сами эти качества нередко совпадают с теми, что необходимы для присвоения половых ролей. С другой стороны, строгое объективное исследование направлено на констатацию действительных различий между полами и, тем самым, позволяет проверить наличие таких, которые "должны существовать" согласно полоролевым нормативным ожиданиям. Конечно, в своих гипотезах исследователь не всегда свободен от многочисленных житейских поверий, смешивающих нормативные качества с реальными. Но тем интереснее изучение действительных психологических различий между полами, результаты которого часто ставят под сомнение устоявшиеся "эталоны".

Сравнительные исследования межполовых различий охватывают как познавательную, так и мотивационную сферы человека. Начнем с изложения гипотез и результатов исследования умственных способностей.

Житейские стереотипы полоролевого поведения сходны с привычными ролями мужа и жены. Работящая, усидчивая жена и деловой, инициативный муж - основа представлений о межполовых различиях по умственным способностям. Одно из них - гипотеза о том, что девочки успешнее осваивают простые навыки, монотонную работу, мальчики лучше справляются с творческими задачами, требующими выделения необычных свойств. В исследованиях эта гипотеза (получившая название гипотезы Бровермана) проверялась по частям. Типичный тест на образование простых навыков - выработка условных рефлексов - позволяет привлекать любые возрастные группы. Исследования обусловливания у младенцев и дошкольников (звуковой и зрительный материал), а также младших школьников и подростков (вербальный материал) не выявили межполовых различий. Впрочем, в отдельных случаях девочки действительно превосходят мальчиков в скорости установления условных связей, но объясняется это "побочным" обстоятельством - их повышенной тревожностью.

Сходные результаты получены при выполнении мальчиками и девочками заданий, предполагающих творческое, оригинальное мышление. Так, количество необычных ответов по методике парных ассоциаций (нужно связать два понятия, различные по смыслу) у обоих полов оказалось

185

примерно одинаковым. Интересен "тест цветных слов" (тест Струпа): предъявляются названия цветов, напечатанные цветными буквами, причем цвет букв (который нужно назвать испытуемому) не совпадает со смыслом слова (например, слово "красный" написано синими буквами). Время, необходимое для правильного ответа в данном тесте, - хороший показатель умения ориентироваться в неожиданной ситуации, не отвлекаясь на "очевидное". Однако при широком диапазоне индивидуальных вариаций различия по этому показателю никак не связаны с различием полов. Таким образом, в целом гипотеза Бровермана не получает подтверждения.

Интересен другой устойчивый признак различения специальных умственных способностей по половому принципу - та чувственная модальность, с которой эти способности связаны. Общая теория напоминает известное положение о межполушарной асимметрии: девочки имеют преимущество в сфере слуховых (и вербальных) навыков, мальчики - в сфере наглядно-пространственной. Конкретные предположения касаются уже самого раннего, младенческого возраста. Однако гипотеза о том, что в этом возрасте девочки предпочитают слуховую, а мальчики - визуальную стимуляцию, в последних исследованиях не подтверждается. Показательно, что независимо от модальности более значимыми для тех и для других оказываются так называемые социальные стимулы (например, лица людей в отличие от геометрических фигур).

Неоднозначное подтверждение получает и знаменитая гипотеза о том, что девочкам более доступны вербальные задачи, а мальчикам - математические и наглядно-пространственные. Ее принятие не может быть полным и требует учета возрастной динамики развития способностей. Так, распространенное мнение о более раннем вербальном развитии девочек, подтвержденное работами 1930-40-х гг., пока еще (по данным для детей до 3-х лет) не имеет достаточных статистических оснований. Во всяком случае, позднее, в дошкольном возрасте, девочки не имеют соответствующего преимущества перед мальчиками (за исключением групп детей с умственной отсталостью). Оно появляется примерно к 10 годам и проявляется здесь как в более высокой беглости чтения, так и в лучшем развитии речевых навыков. Интересна возможная связь этих половых различий с особенностями социального развития: именно в подростковом возрасте девочки с большим интересом обсуждают и лучше вербализируют свои телесные и психические переживания (хотя объясняют их не точнее мальчиков).

Преимущество в математических способностях, которое по традиции приписывается мальчикам, также обнаруживается достаточно поздно, в раннем юношеском возрасте (до этого половые различия имеют место в группах детей с умственной отсталостью, однако здесь лучше осваивают понятия числа и простые арифметические навыки не мальчики, а девочки). Юноши действительно превосходят девушек по средним

186

оценкам, но насколько велико различие между ними по современным данным, еще не установлено.

Аналогично выявление половых различий и по наглядно-пространственным способностям. Последние проверяются по заданиям, требующим мысленного поворота фигуры или нахождения простой фигуры, "вставленной" в сложную конфигурацию. По результатам таких тестов мальчики начинают превосходить девочек в среднем после 10-12 лет, хотя некоторые из них могут иметь очень низкие оценки, в то время как отдельные девочки - очень высокие. До этого возраста достаточно широкие различия, например, в результатах теста "Вставленные фигуры", не относятся к половым. Нужно подчеркнуть, что данный показатель более дифференцированного когнитивного стиля не следует считать общим преимуществом мужского "аналитического ума", с другими тестами на "выделение фигуры из контекста" девушки справляются не хуже, а иногда и лучше юношей. Очевидно, эти трудности связаны именно с наглядно-пространственной сферой.

Успехи в интеллектуальном развитии тесно связаны со стремлением их достижения. При этом уровень мотивации достижения1 - еще один традиционный пункт сравнения мужчин и женщин. Относительно малое количество женщин, достигших крупных успехов в научных областях, нередко принимается за показатель отсутствия у них стремления к достижению (начиная с детского возраста). Однако во время школьного обучения, особенно в младших классах, девочки больше, чем мальчики, ориентированы на высокую академическую успеваемость, и, как правило, доказывают это на деле. Правда, мальчики, интересы которых выходят за рамки школьных в среднем чаще, чем у девочек, более склонны к соревнованию (между собой), но девочки не уступают сверстникам в интеллектуальном развитии. Не обнаружено половых различий и в настойчивости, упорстве при решении задач. Не получило достаточного фактического подтверждения и распространенное мнение о том, будто девочки стремятся к внешней похвале, а мальчики проявляют больший интерес к содержанию своих занятий. Во всяком случае, к мнению и поддержке взрослых - родителей, учителей - оба пола чувствительны в равной мере. Интересна возрастная динамика оценки будущих успехов на основе текущих реальных достижений. Среди подростков различий в самооценке развития способностей и самоуважении в целом не обнаруживается. Однако в студенческие годы положение меняется: студентки прогнозируют свои профессиональные достижения (при равных со студентами учебных успехах) менее оптимистично, напротив, среди студентов стереотип маскулинности, предметно-инструментальный стиль поведения и стремление к успеху обретает наиболее яркое и сильное проявление.

187

Преимущество в мотивации достижения и ряд других традиционных маскулинных черт обычно считается свидетельством более высокой общей активности мужчин. Поэтому здесь следует перейти от характеристики половых различий по умственным способностям к сравнению фундаментальных свойств темперамента, а также характера, типичных способов социального поведения.

К объективным показателям общей активности обычно относят количество и интенсивность двигательных, поведенческих реакций. В первые годы жизни половых различий по таким показателям не обнаруживается. В ряде случаев они появляются после 2-х лет. Например, с этого возраста мальчики более активны, чем девочки, в совместной игре, причем в игре в одиночку различий не наблюдается. Взаимная активность мальчиков имеет специфические черты и, возможно, биологические причины. Показательны результаты опыта, произведенного на молодых обезьянах: если они содержались поодиночке (или вместе с матерями), то самцы и самки были равно активны, если же две пары "мать - ребенок" могли видеть друг друга (например, разделялись стеклянной перегородкой), то самцы проявляли гораздо большую активность. Хорошо известен и характер взаимного возбуждения при встрече молодых самцов (отличный от того, что наблюдается при встрече самок, а также самок и самцов): это агрессивность, стремление к физическому превосходству, вызов его испытать. По-видимому, половые различия относятся к наличию у самцов особых биологических сигналов, побуждающих к агрессивному поведению и к постоянной готовности реагировать на них.

Агрессивность - эмпирически установленный признак различения полов по темпераменту. Начиная с 2-летнего возраста, как в естественных, так и в искусственных условиях, мальчики более агрессивны, чем девочки. Это относится как к физическим, так и к вербальным проявлениям агрессии, причем последние обычно предшествуют первым, служат средствами доминирования в совместных играх. Данные половые различия универсальны и отмечаются во всех обществах и культурах, где проводились исследования. Понятно желание связать маскулинную агрессивность с особенностями мужской физиологии, найти ее объективно-телесный показатель. Одним из таких показателей является уровень мужского гормона - андрогена: он коррелирует со многими (правда, не со всеми) проявлениями агрессивного поведения, а введение андрогена приводит к их усилению.

Интересна гипотеза о "латентной" агрессивности женщин, якобы не меньшей, чем у мужчин, но ограниченной нормами полоролевого поведения. Проявляется эта агрессивность в специальных экспериментах: спонтанные агрессивные реакции у девочек довольно редки, но если их спровоцировать (показ и предложение выбрать среди других возможные способы поведения в различных ситуациях), то девочки с готовностью осваивают агрессивные "модели" реагирования. И все же гипотеза сомнительна,

188

поскольку прямых свидетельств о том, что девочки чаще наказываются за агрессивные поступки, нет (во всяком случае, в школе чаще и строже порицают и наказывают мальчиков). В среднем, мальчики более агрессивны не только в совместных играх, но и в фантазиях, а также по отношению к младшим. По-разному реагируют мальчики и девочки во время агрессивных поступков на поведение своей "жертвы": встречая сопротивление, девочки, в отличие от мальчиков, не склонны продолжать агрессию. В известных экспериментах по "обучению неопытного ученика" с возможностью наказывать его за ошибки электрошоком мужчины используют эту возможность чаще, дольше и с большей силой удара, чем женщины.

Высокая агрессивность мальчиков может быть связана с другими характерными чертами, например, с сопротивлением требованиям взрослых. Как правило, требования типа "Прекрати!", "Положи на место!" девочки выполняют немедленно, а мальчики продолжают начатое действие, пока "нажим" не станет сильнее. Стремление настоять "на своем" нередко считают проявлением более общего стремления к лидерству, доминированию, тем самым объединяя его с мужской агрессивностью. Действительно, мальчики чаще, чем девочки, пытаются подчинить себе сверстников, иногда даже взрослых, но довольно редко девочек (которые сопротивляются подобным попыткам). Вопрос о половых различиях в доминировании над другими остается открытым, поскольку от 4-х лет до ранней юности общение детей разделяется обычно как раз по половому принципу. С возрастом лидировать на основании физического ("силового") превосходства становится труднее: не исчезая само по себе, оно теряет силу, значимость. Интересы молодых людей настолько разносторонни, что лидер в одном деле может не обладать авторитетом в каком-либо другом. Во всяком случае, связь доминирования с агрессией в этом возрасте существенно ослабляется.

К выделению половых различий в способах социального взаимодействия подходят и с другой стороны - от стереотипа фемининности. В его состав по традиции включают стремление к подчинению, конформность и, как иногда говорят, социабельность. Житейский опыт подсказывает, что девочки чаще хотят нравиться, быть "любимыми", в раннем детстве они более привязаны к родителям, лучше контактируют с другими взрослыми людьми, да и позднее более чувствительны к мнениям и реакциям, не терпят одиночества и т.д. Фактических же подтверждений всему этому немного. Так, ни в одном исследовании не установлено половых различий в чувствительности к социальной стимуляции; у детей обоих полов она достаточно высока. Больше сходного, чем различного, и в отношениях детей с родителями: как девочки, так и мальчики требуют родительского внимания, особенно в стрессовых ситуациях, и часто готовы им пренебречь ради освоения нового социального окружения. Существуют некоторые свидетельства о том, что, оставаясь без присмотра, более склонны к

189

плачу... мальчики, хотя, по-видимому, это быстро преходящая тенденция младенческого периода.

Более высокая чувствительность девочек к эмоциональным состояниям других, их отзывчивость, сопереживание также оказываются данью житейскому поверью. По результатам исследования, дети обоих полов в равной мере способны к идентификации с чувствами другого человека, готовы помочь ему, обрадовать, снять эмоциональное беспокойство.

Наиболее яркий материал для межполового сравнения характерных способов социального поведения дает "переходный" - подростковый возраст. Рассмотрим кратко его типичные черты, относительно независимые от индивидуальных различий,

Среди возрастных особенностей подростков - мальчиков и девочек - обычно выделяют стремление любым (не всегда адекватным) путем занять достойное положение в коллективе сверстников и в семье, избежать изоляции в классе и в группе близких друзей (порождающее повышенный интерес к "соотношению сил" внутриклассных группировок), отмежеваться от всего "детского", отсутствие авторитета возраста, повышенную требовательность к взрослым (в частности, восприимчивость к ошибкам учителей) и непринятие "необоснованных" запретов, ярко выраженную эмоциональность, чувствительность к неудачам, тенденцию фантазировать и мечтать о будущем при переоценке своих возможностей и боязнь утратить созданный идеал, интерес к своему физическому и умственному развитию и т.д. Половые различия затрагивают в той или иной мере фактически все указанные особенности, прежде всего характер общения и социальные интересы.

Подростки-мальчики общаются обычно в больших компаниях, девочки (особенно в школе) - более интимно, парами или тройками. В общении мальчики эмоционально-сдержанны, склонны к соревнованию, у них обычно не принято выражение личных привязанностей и "нежных чувств", а девочки ценят именно откровенность и эмоциональный контакт, объединяясь не по сходству интересов, а по личной симпатии. Мальчики нередко входят в две малые группы одного и того же класса согласно разным предметным основаниям, избегают "закрытых" группировок и стремятся стать членами малых коллективов старшеклассников. Напротив, девочки избегают попадать в компании старшеклассниц и охотно (но без демонстрации и нажима) входят в состав мальчишеских группировок сверстников. Вместе с тем они более чувствительны к колебаниям эмоционального климата внутри класса и могут остро реагировать на нейтральную позицию учителя в борьбе учеников за лидерство в классном коллективе. Девочки, как правило, более исполнительны, реже своевольничают и бравируют недостатками. Но именно они в среднем дольше сохраняют интерес к промашкам наставников (а также к любым разговорам в их среде), в то время как мальчики чаще поддерживают уважаемых учителей. Девочки обычно стремятся заслужить авторитет успехами

190

в учебе, арсенал же "средств" самоутверждения мальчиков шире: и забота о расширении физических, умственных, волевых возможностей, и их переоценки, и более частый демонстративный негативизм. Типичная подростковая роль - "классный шут" - невозможна для девочки. Интересно, что девочки в целом правильнее оценивают свои возможности и недостатки и обнаруживают большую (по сравнению с мальчиками того же индивидуального темперамента) эмоциональную устойчивость в положении "гадкого утенка" при отсутствии групповой или семейной поддержки. Впрочем, мальчики могут стойко переносить изоляцию от коллектива, причем, как правило, упрямо отстаивают принятые позиции и "переоценки ценностей" не производят. У девичьего же упрямства выявляется особая динамика даже в пределах подросткового возраста: если в 11 лет девочки реже прибегают к нему, то позже положение меняется, они не только чаще бывают упрямы без оснований (стойкое упрямство отмечается только у девочек), но и более склонны бравировать своей самостоятельностью .

Старшие подростки утверждаются в своей сексуальной идентичности, принимая внутренние позиции соответственно "мужчин" и "женщин". Мальчики больше не враждуют с девочками, а девочки не игнорируют сверстников и даже ухаживания с их стороны. В этом возрасте они действительно хотят нравиться, затрачивая на это немало усилий и несколько переоценивая значение внешней привлекательности. Телесная угловатость травмирует их, в отличие от мальчиков, которые легко адаптируются к недостаткам своей наружности. Мальчики-подростки отличаются влюбчивостью преимущественно романтического характера, обычно лишенной строгой избирательности и без ожидания взаимности, с чем, по-видимому, связаны их сексуальная аморфность, равнодушие к половой морали, подчеркнутое восхищение избранным предметом (и демонстративное пренебрежение к другим сверстницам). Девочки же любят избирательно, их мечты о желанном герое имеют сексуальную окраску; допуская разрушение сексуального барьера, они восприимчивы к половой морали и рассчитывают на взаимное чувство. Интересно, что если в младшем подростковом возрасте девочки обычно остро чувствительны к разделению людей по признаку пола, то в старшем эта чувствительность утрачивается и подчас наблюдается удивительный "когнитивный диссонанс": чувство приоритета своего пола может сочетаться у девочек с выраженной неприязнью к женщинам и скрытой завистью к мужчинам. Более ранняя по сравнению с мальчиками готовность к любви имеет, таким образом, и свои специфические проблемы.

Завершая характеристику общих психологических различий между полами, нужно обсудить женскую принадлежность чувства материнства. У животных оно подчинено и обеспечено законами природы: гормоны, связанные с беременностью и деторождением, "заставляют" мать кормить, охранять, обучать малыша. Роль таких гормонов у человека еще

191

не определена. Однако точно установлено, что и у животных, и у человека сам контакт с ребенком порождает и поддерживает потребность заботиться о нем, и это в равной мере характерно для женщин и мужчин. Традиционная фемининность материнского чувства косвенно подтверждается его реципрокным отношением с агрессивностью. Согласно результатам некоторых исследований, мальчики, имевшие опыт ухода за детьми, становились менее агрессивными в своих играх со сверстниками. Таким образом, широкая панорама современных данных о психологических различиях между полами побуждает к пересмотру жесткого разделения маскулинных и фемининных черт. Вместе с тем при построении большинства шкал маскулинности - фемининности в качестве критериев по-прежнему привлекают и предметную направленность человека, и содержание его интересов, характер эмоционального реагирования, отношение к тем или иным аспектам половых ролей. Но это "противоречие" вполне закономерно, как и различие между общественным образцом и индивидуальностью.Ведь социальные стереотипы подобны картинкам в журнале мод: необходимые ориентиры в современной манере одеваться, они не требуют точного копирования. Прямой перенос наиболее ярких таких "образцов" на городскую улицу был бы нелепостью, признаком личностного дефекта. Действительно, выбор, совершаемый человеком в том, как следовать (или не следовать) принятым стереотипам - это именно личностная проблема.

192


1Петухов В.В., Сталин В.В. Психология. Методические указания. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1989. С. 44-61.

1Использованы материалы из кн.: Кон И.О. Введение в сексологию. М.: Медицина, 1988.

1О мотивации достижения (стремлении к успеху) в сравнении с мотивацией избегания неудачи см. тему 12 в книге 2 настоящего издания.

177 :: 178 :: 179 :: 180 :: 181 :: 182 :: 183 :: 184 :: 185 :: 186 :: 187 :: 188 :: 189 :: 190 :: 191 :: 192 :: Содержание