158 :: 159 :: 160 :: 161 :: 162 :: Содержание

6.3. Квазиэкспериментальные исследования
индивидуальных особенностей субъекта
в детерминации интеллектуальных
стратегий

По мнению американского исследователя Дж. Кагана, понятие КС сложилось в борьбе между бихевиоризмом и школой Ж. Пиаже и зафиксировало связь "промежуточных переменных" с идеями целостности и когнитивного развития субъекта [Kagan, 1965]. Интегрирующая роль КС в связи с формированием способов познания и деятельности обсуждается и в отечественных исследованиях. В работе М. Холодной связь интеллекта с КС рассмотрена с позиций возможности реализации субъектом разных стилей в зависимости от требований, предъявляемых к интеллектуальной ориентировке [Холодная, 1996]. Однако это было прослежено применительно к формам репрезентации интеллекта безотносительно к проблеме актов ПР.

В представленных ниже двух исследованиях когнитивные стили, как и другие личностные особенности, связанные с регуляцией выбора субъекта (свойства "импульсивности-рефлексивности"), были проанализированы с точки зрения их включенности в микрогенез интеллектуальных стратегий. Измеренные с помощью экспериментальных и диагностических методик индивидуальные свойства выступили критериями подбора групп (с более и менее выраженным показателем по психологической переменной).

6.3.1. Роль разноуровневых индивидуально-
личностных свойств в регуляции стратегий
образования понятий

Исследование планировалось исходя из представлений о смысловой регуляции мышления [Корнилова, Тихомиров, 1990]. Предполагалось, что разноуровневость и множественность процессов психологической регуляции ПР можно установить путем сопоставления эффектов влияний разноуровневых индивидуальных свойств, имманентно связанных с личностной регуляцией выборов субъекта, на разные параметры стратегий, включающих этапы ПР. В качестве таких факторов внутренних условий выступили: свойство "рефлексивности-импульсивности", измеренное с помощью опросника Азарова; тревожность, представленная в шкалах методики Спилбергера, и когнитивные стили (КС), включающие выбор из альтернатив в реализацию перцептивных стратегий субъекта.

158

Проведенное ранее исследование по сравнению групп предпринимателей, отличающихся показателями успешности в своей деятельности, дало нам дополнительные основания для высокой оценки внешней валидности опросника Азарова, а также позволило выявить его конвергентную валидность с другими личностными шкалами, направленными на измерение тех или иных составляющих личностной готовности к риску [Корнилов и др., 1993].

Методика

В качестве контролируемых переменных индивидуальных различий когнитивные стили были выбраны потому, что они понимаются как единицы целостной когнитивно-личностной регуляции познавательных стратегий. Измерялись следующие параметры когнитивных стилей у испытуемых, участвовавших в изложенных выше компьютеризованных экспериментах по образованию искусственных понятий:

1) "импульсивность-рефлексивность", по методике MFFT (Matching Familiar Figures Test) Дж. Кагана. Мы использовали модифицированный вариант обработки, позволяющий не отбрасывать половину данных (не импульсивных и не рефлексивных испытуемых). Единый z показатель был обоснован как суммирующий две составляющие этого стиля - тщательность визуального сканирования при сличении эталонной фигуры с рядом стимульных фигур и когнитивный темп [Overton, Byrnes, O'Brien, 1985];

2) "полезависимость-поленезависимость", согласно EFT ("тесту встроенных фигур" Виткина) [Witkin, 1971];

3) "гибкость-ригидность контроля", представленного в так называемом эффекте Струппа.

Результаты

При проверке гипотез о связях между средним временем ПР в диалоге (как временем обдумывания попытки) и показателями когнитивных стилей использовались ранговые коэффициенты корреляции.

Установленные в исследовании тенденции кратко сформулированы в сводной табл. 2, где зависимыми переменными (ЗП) представлены количественные показатели интеллектуальных стратегий: t - среднее время обдумывания одной попытки, п - число попыток, или этапов решения в одной задаче. Для обработки данных использовались как меры связей (непараметрическая корреляция), так и меры различий (t-критерий Стьюдента). Указаны лишь значимые эффекты (приведены без вычисленных значений).

159

Таблица 2

Связи личностных свойств и КС с параметрами ПР

НП: различие групп по диагности
ческой переменной:
ЗП: п - число попыток в страте
гии, t - время обдумывания по
пытки в диалоге с компьютером
Факторы индивидуальных разли
чий
Показана значимая связь с ЗП: t и
n, в качестве ЗП выступает в
первую очередь t
Склонность к риску (по опросни
ку Азарова)
Тенденция к риску в решениях,
или "импульсивность", связана
с более быстрыми попытками
(линия на рис. 10)
Личностная тревожность (ЛТ-шка
ла Спилбергера)
Связь с увеличением t для первой
задачи (т.е. в условиях макси
мальной неопределенности) и
для обеих частей последователь
ности задач, а также с увеличе
нием n
Ситуационная тревожность
(СТ-шкала Спилбергера)
Связь с увеличением и и средним
временем попытки (последнее
не значимо)
КС "полезависимость - поленеза
висимость" ("тест встроенных
фигур" Виткина)
t больше у "полезависимых", но
только в первой задаче - при
максимальной неопределенности
условий (линия на рис. 10)
КС "импульсивность - рефлексив
ность" (MFFT)
У "рефлексивных" больше п, но
по времени t отличий между
группами нет
КС "гибкость- ригидность" позна
вательного контроля (тест Струп
па)
Нет связи с t в первой задаче; но
в ходе образования понятий в
среднем по "установочным" и по
"контрольным" задачам значи
мая связь такова: чем более "ри
гидным" является испытуемый,
тем быстрее он дает ответ

Когнитивные стили и измеренные личностные свойства "импульсивности" и тревожности демонстрируют связи с разными процессуальными характеристиками стратегий (рис. 10). Кроме того, разные индивидуальные свойства проявляются в связи с регуляцией стратегий на разных этапах формирования образа ситуации, т.е. при разном уровне субъективной неопределенности. Так, если

160

связь с "поленезависимостью" проявляется в условиях максимальной неопределенности, имеющей место в первой задаче, то с "гибкостью-ригидностью контроля" количественные характеристики ПР значимо связаны только после становления стратегии образования понятий в нескольких задачах.

Обсуждение
и выводы

Выявленные закономерности позволили принять гипотезу о том, что время обдумывания этапов ПР может рассматриваться в качестве существенной стилевой характеристики интеллектуальной деятельности человека. С точки зрения полученных результатов, человек обдумывал промежуточные решения в диалоге не случайный промежуток времени, а именно такой, в течение которого он может реализовать наиболее характерный для него оптимум приложения познавательных усилий. Достаточно большое число попыток как промежуточных ПР в первой задаче, т.е. при максимальной неопределенности с точки зрения освоения "метаправил" диалога, при гипотетическом оптимуме активности в плане временных затрат говорит о максимальной опоре людей в такой ситуации на поиск внешних ориентиров, т.е. дополнительной информации о закономерностях "запросов-ответов" в диалоге. Именно в ходе этой первой задачи разгадать "задуманное" понятие происходило построение испытуемыми образа ситуации.

Кроме того, полученные данные свидетельствуют о том, что следует предполагать процессы, опосредствующие связи между уровнями осознанных промежуточных целей (и другими компонентами целеобразования) и не осознанными уровнями контроля своих познавательных усилий, а также такие процессы, связующие интеллектуальную ориентировку посредством опоры на наличные и предвосхищаемые знания, т.е. гипотезы, само выдвижение которых еще лишь предполагается субъектом в связи с изменением ситуации неопределенности.

Итак, прояснив различие связей между показателями КС и разными базисными процессами, опосредующими ПР, мы конкретизировали этот контекст концепции множественной регуляции интеллектуальных стратегий. Отведя КС не просто роль внутренних условий, а указав связи стилевых показателей с разными формами познавательной активности субъекта при принятии интеллектуальных решений, мы получили основания утверждать, что существует множественность форм регуляции ПР как отражаемых именно связями познавательно-личностных усилий субъекта, образующими единые составляющие регулятивного профиля, или единицы саморегуляции при интеллектуальных стратегиях выборов.

161

Отметим, что в инженерной психологии уже рассматривалась возможность выделения единиц регуляции ПР. Важным представляется здесь положение о ПР как единице в системе операций, не раскладываемой далее на составляющие [Зараковский, Магазанник, 1981]. Проводимые на материале интеллектуальных стратегий исследования позволяют, однако, предполагать микрогенез этапов ПР и выделение единиц другого порядка - регулятивных.

162

158 :: 159 :: 160 :: 161 :: 162 :: Содержание