127 :: 128 :: 129 :: Содержание

5

СИТУАЦИОННЫЙ
И ЛИЧНОСТНЫЙ РИСК
ПРИ ПР

5.1. Переход от условий неопределенности
к представлению о риске при ПР

5.1.1. Неопределенность не означает условий риска

Когнитивные модели включают формализацию переменных субъективная вероятность и субъективная ценность. Часть их подразумевает рассогласование процессов субъективного оценивания условий и акта выбора. При этом вводится представление о факторе риска или субъективном процессе "принятия риска", если субъект соглашается делать выборы в заданных условиях неопределенности. Как следует из обзора современных когнитивных моделей, выбор из альтернатив (лотерей, вербальных исходов и т.д.) в закрытых задачах не обязательно рассматривается как процесс ПР в условиях риска. "Принятие риска" выступает в качестве компонента стратегии ПР, если ощущение риска, как, например, в модели К. Кумбса, вводится в качестве дополнительного процесса субъективной регуляции, несводимого к факторам субъективной вероятности и субъективной ценности исходов. В моделях ожидаемой полезности - МОП - фактор риска не связывается с фактором неопределенности.

Неопределенность и риск не являются прямо связанными понятиями и с точки зрения другого контекста - указания источника опасности или потери чего-то, описываемого в "цене" альтернативы. В исследованиях практической направленности - индустриальной психологии, политической, психологии предпринимательства и т.д. использование понятия "фактор риска" предполагает действия субъекта [Солнцева, Корнилова, 1999; Janis, Mann, 1977] или оценивание им опасности в шкалах "значимости" потерь [Котик, 1989]. В социальной психологии риск связывается также с выборами в условиях конфликта и с принятием решений группой. Если потери вызваны неуправляемыми со стороны человека факторами, например в случаях стихийного бедствия, социальных революций

127

или экспериментальных игр "с природой", то говорят об опасности, угрозе, но не о риске.

В юриспруденции и экономике, в частности в рамках концепций страхования рисков, напротив, понятие риска используют и применительно к возможности потерь (ущерба) как не связанных с действиями человека или не учтенных им.

Именно негативный контекст понимания риска как возможного ущерба в результате выбора или действия вероятностно представленных внешних факторов, или "риск потерь", рассматривается как следствие выбора в условиях неопределенности. Прагматический контекст в оценивании риска представлен и в других психологических теориях, не связанных с моделями ожидаемой полезности. Так, гедонистическая концепция риска предполагает, что исходом ПР является получение удовольствия или неудовольствия. В психологии это понятие также включено в контекст оценивания целедостиже-ния как риск не достигнуть поставленной цели.

В представлениях о регуляции интеллектуальных стратегий сложился иной, позитивный, контекст оценивания субъективного риска. Как специальное понятие, введенное сначала в работе Дж. Брунера (на материале изучения стратегий формирования искусственных понятий), познавательный риск получил позднее и более широкие трактовки, связанные, в частности, с изменением критериев рациональности стратегий и "возможного в мышлении". Но главное, это понятие предполагало позитивный контекст, т.е. риск приобретений, а именно: достижения цели "непосредственным" путем, в обход сбора информации, или селективного поиска как попыток "непосредственного целедостижения", или следования гипотезам при недостаточности информации относительно их обоснованности [Корнилова, Тихомиров, 1990; Солсо, 1996 и др.]. О риске в негативном контексте, т.е. о возможности не достичь гностических целей, или о риске как о неверном выборе, в психологии мышления и в психологии принятия решений стали говорить, учитывая контекст различия между хорошими стратегиями и хорошими результатами ПР, отсутствия гарантий получения нового знания при попытках решения задачи, признания права исследователя на ошибку и т.д.

Само понятие риска изначально было связано в языке с оценкой неподготовленности действий на уровне размышления. То есть его использование, когда речь идет о субъективной неопределенности, это не просто дань современным "проискам" когнитивных психологов. Оно является необходимым для описания определенных характеристик состоявшегося (или нет) интеллектуального опосредствования решений, будь то решения о действиях или о вынесении суждения (как вербализации гностического целедостижения).

128

В словаре В. Даля глагол рисковать, имеющий французские корни, определяется так: "...пускаться наудачу, на неверное дело, наудалую, отважиться, идти на авось, делать что-то без верного расчета, подвергаться случайности, действовать смело, предприимчиво, надеясь на счастье, ставить на кон, подвергаться чему-то, известной опасности, превратности, неудаче". Связь результата действий с независящими от субъекта обстоятельствами, а также неподготовленность, т.е. непродуманность его действий - вот те характеристики "рискового поведения", в котором, с одной стороны, прослеживается активное начало решений субъекта, а с другой - эта активность меньше всего детерминирована его мыслительными усилиями. Она скорее означает разрешение себе на неподготовленное действие либо на действие, не полностью зависящее от субъекта по своему возможному результату.

129

127 :: 128 :: 129 :: Содержание