14 :: 15 :: 16 :: 17 :: Содержание

1.1.2. Классификация видов ПР
по опосредствующему психологическому
процессу

Существенной проблемой при классификации видов ПР по типу задач оказывается невозможность установить соответствие между тем, какой процесс подразумевается в той или иной ситуации, и тем, какой процесс действительно опосредует выбор субъекта как лица, принимающего решение (ЛПР). Сам термин ЛПР зафиксировал, что вообще-то для внешнего анализа выборов (как предпочтений той или иной альтернативы) может быть безразлично, кто их осуществляет - человек или моделируемая система. Главное в понимании ЛПР - роль не субъекта, а правил, которые реализуются при ПР. Понятно, что не все решения принимаются по правилам и анализ решений реальных (или эмпирических) стратегий человека в ситуации выбора строится по иным основаниям, чем анализ возможных нормативных стратегий, подразумевающих логически (или аксиоматически) заданные критерии выборов.

Например, организационное решение или выбор товара при его покупке предполагают, что ЛПР осмысленно ориентируется в признаках альтернатив и имеет определенную цель. Но здесь же возможна и ситуация выбора по принципу "хозяин - барин", или "что хочу, то и ворочу", т.е. решение может быть принято не только необдуманно, но и в противовес критериям, очевидным для осмысления другими субъектами, в том числе и самим ЛПР.

Психологические классификации предполагают учет в первую очередь специфики базисных процессов при ПР. При этом специфичность может пониматься двояко. С одной стороны, она может быть связана именно с отнесенностью тех или иных психологических реалий к этапу ПР или к процессу ПР как отличающемуся от других видов познавательной деятельности (функционирование

14

схем узнавания, памяти, мышления). С другой стороны, специфика может связываться с ролью (функцией) ПР, а не различием опосредствующих решения базисных процессов. Примером такой общей маркировки процессов ПР (как отдельных, самостоятельных составляющих в мире психологической реальности) может служить модель Ю. М. Забродина. Не рассматривая ее в этом учебном пособии, поскольку она относится к иному разделу психологических знаний - психофизике, укажем два ее аспекта.

Во-первых, психофизические модели в той их части, которые включили представления о вероятностном выборе, базируются на переносе в психологические представления об измерении чувствительности человека тех схем, которые первоначально функционировали в непсихологических теориях ПР - теориях статистических решений, теориях связи (обнаружение сигнала на фоне шума в электронных системах) и т.д.

Имеются в виду модели, базирующиеся на теории вариабельной чувствительности (Р. Аткинсон), а также на теории обнаружения сигнала на фоне шума (ТОС). ТОС была сформулирована в 1950-1960-х годах и выдвинула формализованный подход, предполагавший идеального наблюдателя, реализующего идеальное поведение, стратегия которого при обнаружении сигнала на фоне шума заключается в максимизации ожидаемой полезности. То есть эта теория является вариантом развития моделей ожидаемой полезности (МОП), которые будут освещены далее.

Термин ПР здесь маркирует не определенные базисные процессы, а этап (блок), выполняющий существенную регулятивную роль в вынесении суждения человеком о том, наблюдался ли им ожидаемый сигнал (согласно структуре задачи на обнаружение сигнала). Блок ПР в соответствующих модельных представлениях может находиться в структурированных связях с другими блоками4 (обязательными здесь могут выступать блоки долговременной, кратковременной, оперативной памяти и критериев, задающих плату за верные и неверные решения субъекта и репрезентирующих тем самым возможности управления "значимостью" для него альтернатив).

Во-вторых, эта модель рассматривается другими авторами [Кочетков, Скотникова, 1976] в качестве универсальной для совершенно

15

разных процессов - ощущений и мышления. В этом проявляется большая психологическая правда: признание за этапами ПР регулятивных аспектов психики, не связанных прямо со спецификой познавательного процесса. Однако в этом же заключается и неправда: перенос на реалии мыслительной деятельности тех схем, которые представляются психофизической моделью, совершенно не учитывает особенностей интеллектуальной ориентировки субъекта при ПР. Обосновать такой перенос может только сведение мышления к схемам выбора, не предполагающим внутреннюю регуляцию мыслительной деятельности как специфическую с точки зрения разворачивающихся компонентов мотивационной (познавательной, т.е. внутренней мотивации) и мыслительной ориентировки (обобщенной, выделяющей существенное и т.д.).

Относительно возможной методологической оценки такого переноса модели из одной сферы исследований в другую скажем следующее. Проблематичность универсальности принципов регуляции ПР, но применительно к распространению на процессы мышления теории функциональных систем, была рассмотрена А. В. Брушлинским [Брушлинский, 1979]. Эмпирические основания, полученные в пользу сходства регуляции ПР в психофизическом эксперименте и при изучении мыслительных стратегий на лабораторном материале игр, не могут быть достаточными доводами в пользу переноса теории, сформулированной для концептуализации составляющих процессов при ПР на сенсорно-перцептивном уровне, на иной уровень познавательной деятельности. Для регуляции мыслительной деятельности, характеризующей принятие интеллектуальных решений, ведущими являются совершенно иные процессы, иерархии которых не могут охватываться системой блоков, выделенных на основе модели ТОС.

Наиболее последовательной позицией в анализе специфики ПР является психологическая классификация видов ПР, предложенная О. К. Тихомировым [1976]. Она предполагает возможность разномодальных процессов, стоящих за выборами субъекта, а также то, что интеллектуальные решения человека с необходимостью включают в себя актуальное развитие мыслительной деятельности. Этим они и отличаются от других видов принятия решений - эмоциональных, волевых и т.д.

В рамках этой классификации четко может быть сформулирован критерий отличия тех процессов ПР, которые актуализировали интеллектуальный потенциал субъекта в регуляции его выборов. То есть "принятие интеллектуальных решений" могло прочитываться как "принятие решений, опосредствованных развертыванием мыслительной (или более широко - интеллектуальной)

16

деятельности". Именно такое понимание предполагалось в совместной монографии "Принятие интеллектуальных решений в диалоге с компьютером" [Корнилова, Тихомиров, 1990].

Компьютеризация психологических исследований способствовала выделению проблематики принятие интеллектуальных решений (ПИР) из области психологии мышления, поскольку решение мыслительных задач в условиях диалога с компьютером акцентировало возрастание субъективной неопределенности ситуаций интеллектуальной ориентировки, оформление специальных этапов ПР в целостных стратегиях взаимодействия, несовпадение внешних и внутренних структур диалога и многоплановость предвосхищающей активности субъекта (с несовпадением обычно слитых процессов целеобразования, выдвижения гипотез и опробования критериев их проверки).

Итак, обращение к понятию неопределенность - вот то, что было новым в конкретизации представлений об интеллектуальных решениях, если сужать их до определения "интеллектуально опосредствованные выборы в ситуациях закрытых задач".

"Мышление в условиях неопределенности" и "принятие решений в условиях неопределенности" могут выступать в качестве разных психологических реалий уже в силу того, что не всякий выбор субъекта опосредствован интеллектуальной деятельностью и не для всякой ситуации снижение уровня неопределенности может быть реализовано средствами мышления. Если же актуализация тех или иных форм мышления или составляющих интеллектуального потенциала субъекта предполагается в качестве базисных процессов психологической регуляции, то решение становится интеллектуальным. Психологический критерий интеллектуальности выбора (его разумность, обдуманность или рациональность) означает именно то, что принятие решения обеспечивается мышлением субъекта; и понятия рациональности и интеллектуальности здесь слиты.

Однако позже можно будет показать, что переход от проблематики мышления как решения мыслительных задач к проблематике принятия решений как интеллектуально обоснованных выборов позволяет видоизменить психологические критерии рациональности.

17


4 Автору настоящего пособия наиболее "красивой" кажется именно модель Забродина, потому что она включила блок "Иррациональное", предстающий в качестве "черной дыры" для всех других возможных психологических реалий в регуляции ПР, которые не вошли в модель. Этим блоком модель абсолютно защищена от внешних критических замечаний: все не укладывающиеся в названные моделью блоки, символизирующие те или иные базисные процессы, заведомо будут поглощены этой "черной дырой". 14 :: 15 :: 16 :: 17 :: Содержание