62 :: 63 :: 64 :: Содержание

3.3. Экспериментальные исследования ПР
в современной когнитивной психологии

Изменение понимания базисных процессов, регулирующих выбор субъекта, - вот то завоевание 1990-х годов, которое произошло в области психологически ориентированных моделей ПР и которое не ассимилировано пока должным образом в контексте психологических подходов к принятию интеллектуальных решений.

3.3.1. Принцип субдополнительности А. Тверского

Одну из своих последних статей известнейший исследователь ПР в условиях риска Амос Тверски посвятил обоснованию принципа "ограниченной субдополнительности", существенно уточняющего разницу между понятиями риска и неопределенности в когнитивных моделях. Во-первых, он с соавтором [Tversky, Fox, 1995] использует введенное ранее в "проспективной теории" представление об актуализации процессов, опосредствующих ПР в условиях риска. Решения в ситуации неопределенности требуют субъективной оценки двух атрибутов альтернатив: а) желательности возможных исходов, или "весов решений" и б) вероятности их наступления.

Тверски и Фокс показали, что люди в ситуации выбора между "лотереями" (т.е. неопределенными исходами) и "надежными" (т.е.

62

определенными) исходами нарушают принципы максимизации полезности выигрыша и отказа от риска. В крайних областях вероятностей - от 0.0 к 0.1 и от 0.9 к 1.0 - на ПР влияют уже не только интервальные приращения субъективной привлекательности исходов. В этих областях вступают в действие два дополнительных процесса: оценка перехода события из "невозможного в возможное" и из "возможного в наступающее наверняка". Психологически это означает актуализацию процессов, которые презентируют сдвиги по шкале уверенности-неуверенности в возможности исходов, а не по вероятностной шкале.

В работе других авторов [Miller, Fagley, 1991] рассмотрены иные диапазоны переходов между субъективно отличающимися зонами неопределенности: "перевесы" и "недовесы" в "весах решений" связываются с переходами вероятностей событий от ½ к 2/3 (именно в последнем случае событие переходит в категорию субъективно возможного, а не только неопределенного). Но и здесь ставится тот же вопрос: может ли один процесс (или одна "категория весовых функций") описывать все наблюдаемые выборы субъекта? Таким образом, можно сказать, что уже в рамках когнитивных моделей выявилась необходимость предположений о множественной регуляции ПР не только с точки зрения многообразия влияющих на выбор факторов, но и с точки зрения вариативности опосредствующих ПР базисных процессов.

Для интерпретации регуляции интеллектуальных выборов можно указать три следствия из рассмотренного "принципа субдополнительности" в соотношении базисных процессов, актуализируемых при ПР:

  1. Признание актуализации разных процессов, стоящих за ПР, в столь ограниченной экспериментальной парадигме выборов означает необходимость предположений о еще большей роли глобального оценивания субъектом "рациональности" исходов и "реальности" познавательных гипотез, если речь идет о сложных формах интеллектуального принятия решений.
  2. Включение через базисный фактор субъективной "уверенности-неуверенности" (в возможности событий) любых уровней личностной регуляции означает необходимость интегрирования в более общую модель процессов, рассматривавшихся в более парциальных психологических закономерностях: ситуационном управлении уверенностью, "принятии риска", влиянии индивидуально-типологических свойств субъекта на ПР (например, роли когнитивных стилей

63

или "тревожности"), эмоционально-мотивационной регуляции оценивания альтернатив.

  1. Возможность установления разной степени субъективной ориентировки на характеристики альтернатив для анализа ПИР означает и признание необходимости введения шкалы, в какой степени состоялось интеллектуальное решение, т.е. в какой степени была актуализирована интеллектуальная ориентировка (а не какая-то другая).

В методологии науки такими авторами, как К. Поппер [Поп-пер, 1983] и М. Полани [Полани, 1985], рассматривалась проблема путей, посредством которых научные гипотезы завоевывают признание. И одним из факторов выступила здесь "красота": часто гипотеза выбирается членами научного сообщества как наиболее красивая, а отнюдь не как наиболее логичная или выверенная эмпирически. Недавно Г. Гигеренцером была предложена фрейдовская метафора (трех компонентов - "эго", "супер-эго" и "ид") понимания методологических споров в области вероятностного оценивания экспериментальных результатов (речь идет о методологической и личностной "борьбе" таких мэтров в области оценивания статистических гипотез, как Фишер и Нейман) [Gigerenzer, 1996]. Примеры этих интеллектуальных метафор позволяют указать на ту узость понимания ПР в когнитивных моделях, которая не позволяет распространять их также и на логику научного вывода, наиболее тесно связанную с вероятностной оценкой гипотез.

Позже мы остановимся на другом контексте взглядов Г. Гигеренцера, вносящего некоторую "смуту" в оформившиеся ранее представления о человеке как интуитивном статистике, - его понимании экологического интеллекта.

64

62 :: 63 :: 64 :: Содержание