[скачать книгу ( формат .chm - 341 Kb)]
Ваш комментарий о книге

Содержание книги

ВОПРОС О БЛАГОДАТИ И ПРИРОДЕ ЧЕЛОВЕКА

из книги БЕНГТ ХЕГГЛУНД - ИСТОРИЯ ТЕОЛОГИИ

Представления ранней схоластики о благодати и оправдании основывается на наследии Августина. Еще не существует четкого разграничения между благодатью и природой, характерного для высокой схоластики, в которой начали использовать понятие сверхъестественного («supernaturalis») для того, чтобы передать характер благодати по отношению к природе человека. Ранние схо- 142 ластики, такие как АНСЕЛЬМ И ПЕТР ЛОМБАРДСКИЙ, чаще описывают действие благодати как восстановление природы, а не как возвышение над уровнем природы. Рассматриваемые в связи с этим многочисленные вопросы обычно находят решение на уровне антропологии. Примером этого могут служить следующие рассуждения, типичные для Ансельма. В силу изначальной, данной при сотворении, благодати человек обладал праведностью («iustitia»); которая состояла в правильном направлении воли («rectitudo») и возможности совершать добрые дела. В грехопадении человек утратил «rectitudo» воли и не имеет возможности собственными силами вновь обрести праведность. Он не может совершать правильные действия, ибо они предполагают правильное направление воли. Поскольку праведность состоит в «rectitudo» воли, ее нельзя обрести актами самой этой воли. Не- правильное направление воли также нельзя изменить внешним воз- действием со стороны сотворенного мира. Поэтому человек может оправдаться лишь по благодати («gratia praeveniens» или «operans»ni). Для того чтобы сохранить «rectitudo» воли после восстановления, также требуется поддержка благодати. Ибо лишь желая праведности, человек может сохранить ее. И это правильное желание является действием благодати. Поэтому праведность сохраняется лишь через благодать («gratia subsequens» или «cooperans»119). Те, кто следует линии Августина, обычно сравнивают действу- ющую и содействующую благодать с живой верой («fides viva»). Никакие заслуги не предшествуют благодати. Ибо искривленность воли сама по себе («incurvitas», антоним «rectitudo»), отсутствие праведности в ней делает невозможным ее содействие при спасении. Вера и праведность взаимообусловлены: для того чтобы желать правильно, требуется вера (знание об истине); но для того чтобы веровать, требуется «правильность» воли. Обе есть действие благодати, исцеляющей испорченную природу и восстанавливающей изначальную праведность («gratia sanans»120). Порядок, в котором это происходит, может быть описан, например, следующим образом: через первое привнесение благодати воля обращается к новой цели, и в душе человека возникают новые движения. Он раскаивается в своих грехах и при этом принимает прощение грехов. Лишь в начале XIII века богослов Филипп КАНЦЛЕР способству- ет тому, что о благодати начинают говорить как о сверхъестественном даре, который возвышает человека над природой, делая его 118 «Предшествующая или действующая благодать». — Прим. перев. 119 «Последующая или содействующая благодать». — Прим. перев. 120 «Исцеляющая благодать». — Прим. перев. 143 причастным к божественному («gratia elevans»121). Эта идея, как уже указывалось, характерна для богословия высокой схоластики.

<<назад Содержание