Главная

    

        

 

ЧЕРТОВЩИНА

 

"Наше зеркало",  Донецк

 

        

   О домовых и прочих чертятах

 

Рассказывает Ядвига Безрученко, ростовчанка:

 

          - Три раза  меня душил домовой  в образе мужчины  среднего роста и

средней упитанности. Он являлся среди ночи дважды летом 1978 года и  однажды

осенью  1986-го.  Я  просыпаюсь,  чувствую,  что начинаю задыхаться. Пытаюсь

открыть глаза и не могу.

 

          Нечто неслыханно  тяжелое давит  сверху на  мое тело.  Руки и ноги

еле шевелятся.  Собрав все  свои силы,  я резко  изгибаюсь и  в мощном рывке

тараню, так сказать,  грудью и животом  то страшное и  непонятное, непомерно

тяжелое,  что  душит  меня.  И  сбрасываю  душителя на пол! Ощущение тяжести

исчезает. В ту же  секунду что-то звучно шлепается  на пол возле кровати.  Я

резко поворачиваюсь,  привстаю на  постели и  открываю глаза.  С ужасом вижу

следующую картину: от постели  удаляется мужчина, он едет  неторопливо, даже

как-то, я бы сказала, замедленно. Подходит к стене и... растворяется в  ней!

Видела я его во всех трех случаях только  со спины, да и к тому же в  темной

комнате глубокой ночью.  Вот почему не  могу сказать ничего  определенного о

его внешнем облике. Ну, может  быть, кроме одной детальки. По-моему,  он был

голый. Или, в крайнем случае, одетый в какое-то трико в обтяжку.

 

 

            * * *

 

            Голый черт

 

          С голым  "чертом" имел  контакт и  Иван Ларчев  из села  Куликовка

Кимовского района Тульской области. Вот его отчет об этой встрече:

 

          -  Однажды  ночью  1990  года  я  проснулся от дикой боли в правом

боку. Застонал, хотел схватиться рукой  за заболевшее место, однако не  смог

пошевелиться. Все  тело почему-то  онемело. Лежал  я в  тот момент на спине.

Чувствую, что-то  очень тяжелое  - вроде  мешка с  зерном -  прижало меня  к

кровати.

 

          Открываю  глаза  и  вижу:  поперек  моего  тела  разлегся какой-то

черный человек.  А стреляющая  боль в  моем боку  пульсирует как  раз в  том

месте,  которое  он  придавил  своей  грудью.  Человек  лежит на животе, его

наклоненная  голова  слегка  свешивается  с  кровати. Я пригляделся и ахнул.

Крест-накрест на  мне лежал  крупный, очень  мускулистый и  совершенно голый

мужик.  Самое  же  поразительное  -  он  весь  зарос черной-пречерной густой

шерстью! Даже  его лицо,  которое я  видел в  профиль, было  покрыто черными

волосьями...  В  следующую  секунду  что-то  вспыхнуло.  Какое-то   мерцание

появилось в некотором отдалении от кровати. Повел я взглядом и опять  ахнул.

В дальнем  углу комнаты,  вижу, горит  свеча, висящая  как бы  в воздухе  на

высоте  двух  метров  от  пола.  Я  ясно  разглядел именно пламя свечи, а не

какой-либо иной источник  света. Вдруг левее  этого огонька вспыхнул  огонек

еще одной  свечи, тоже  словно бы  парящей в  воздухе. С  моих уст  невольно

сорвалось:  "господи,  что  это?!"  В  тот  же  миг  голый  волосатый мужик,

давивший меня, с треском исчез, а свечи разом погасли. Треск был такой,  как

при электрическом разряде...

 

            * * *

 

          Из  письма  Людмилы  Остриковой,  проживающей  в  Ростове-на-Дону:

"Лежала я в 1984 году в больнице. В палате нас было восемь человек.  Однажды

вечером  погасили  мы  свет,  собрались  спать.  Едва  потухла  лампочка под

потолком, как  я увидела  - сверху  опускается ко  мне белая простыня, очень

туго  натянутая  за  все  четыре  уголка.  Она  ложится  на меня как плита и

начинает давить. Да  так сильно, что  я не могу  даже пошевелиться. Во  весь

голос я заорал: "Мама!" И простыня исчезла... Или это была не простыня, а  в

самом деле некая плита, принятая мною с перепугу за простыню?

 

          Прошло  несколько  дней...  примерно  в  три часа ночи просыпаюсь,

охваченная страхом. Чувствую,  меня опять стали  давить и душить.  Однако на

сей  раз  пожаловала  в  гости  не  "простыня".  Прыгнуло  на  грудь  что-то

мохнатое, лохматое размером  с крупную собаку,  но весом с  медведя. И давай

вдавливать меня в постель! Я как дернусь всем телом - "лохматое" отлетело  в

сторону, упало со шлепком на пол.  А потом снова прыгнуло на меня.  И душит!

Я опять сбросила  его. Оно опять  назад прыгнуло... Не  знаю, сколько я  там

мучилась, но  в конце  концов закричала:  "Оставь меня  в покое! Надоел, сил

нету!" И "оно" ушло... В обоих  случаях соседки по палате слышали мои  крики

и потом сильно удивлялись, разводили руками, когда я рассказывала им о  том,

что творилось со мной".

 

            * * *

 

          А вот коротенький рассказец Ольги Косаревой из Ашхабада:

 

          - Мой домовой  - это лохматое,  на ощупь мягкое  существо. Как оно

выглядит, не  знаю, ибо  приходит ко  мне только  по безлунным и беззвездным

ночам, то  есть в  абсолютной темноте.На  ощупь оно  похоже на очень крупную

кошку, но это не кошка. Это  что-то другое. Ни разу не удалось  мне нащупать

его  морду.  Домовой  будит  меня,  прыгая  прямо  мне  на  грудь. Я начинаю

ощупывать его,  но руки  и ноги  тотчас же  немеют. Следом  немеет все тело.

Как-то раз я спросил  его: "Ты домовой?" -  "Да. Я - домовой".  - "Ты всегда

находишься  в  моем  доме?"  -  "Да.  Всегда.  Если хотите, можете переехать

отсюда в  любой другой  дом, а  я останусь  здесь". Голосок  у домового  был

очень писклявый... Несколько раз он приходил в другом облике. Тельце у  него

было голым и теплым, нежным, как у ребенка. Не знаю почему, но я  совершенно

уверена, что "теплый ребенок" и "пушистый кот" - это одно и то же существо.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Главная