На главную страницу библиотеки

Оглавление книги

 

 

Екатерина Андрееважестокий путь Жестокий путь крестовые походыЕ.Андреева


«В огне спасешься!..»

 

Многие фанатики ненавидели царя-новатора, боролись с его реформами и считали антихристом. Особенно трудно было с раскольниками, или старообрядцами. По их мнению, принятое Древней Русью христианство и его культ должны были оставаться вечно неизменными. Однако в течение сотен лет произошли перемены: при переписке богослужебных книг малограмотные монахи делали ошибки. В книги вкралось много искажений, и часто их текст делался совершенно бессмысленным. Когда началось книгопечатанье, те же ошибки перешли и в печатные издания. Изменились поэтому и некоторые обряды. Когда приезжали греческие священники, они этому удивлялись. Особенно же им не нравился способ креститься двумя пальцами вместо трех, как было принято на всем православном Востоке.

За   дело   взялся патриарх Никон   и   стал очень круто проводить   церковную реформу.  Он   снова   ввел  греческое троеперстие, изъял из употребления все иконы невизантийского письма. Приказал привезти из Греции церковные богослужебные книги и по ним исправить русские. Попы, знавшие наизусть многие тексты, не узнавали их в заново отпечатанных книгах. Начались протесты, реформу порицали, Никона прозвали «иконоборцем» и «вторым папой». Но Никон послал в ссылку своих самых ярых противников и продолжал свое дело. А ревнители старой веры не угомонились в ссылке и продолжали громить «никониан».

После низложения Никона многие ссыльные попы вернулись в Москву. К ним примкнула сельская и посадская беднота, протестуя, главным образом, против гнета и бесправия. Налоги и повинности беспрерывно росли. Постоянные войны, да еще чума, которая пронеслась по всей стране, довели народ до отчаянья, и с середины XVII века и до его конца одно восстание шло за другим.

Своеобразным видом борьбы за свободу и равенство служило и движение за старую веру. Это был протест народа против церкви как защитницы существующего строя, как прислужницы царя, бояр и помещиков.

На Соборе в 1666 году был низложен Никон, но его церковная реформа была признана правой и раскольники были преданы церковному проклятию—«анафеме». Всех, кто сопротивлялся церкви по делам веры, отлучали от церкви и привлекали к суду. Раскольники оказались вне закона, их хватали, пытали, стараясь вынудить раскаянье, и несдающихся сжигали на кострах. Но раскольники не покорялись и смотрели на свои страданья как на подвижничество. В некоторых местах вспыхнули восстания.

В Соловецком монастыре монахи, среди которых были ссыльные и разные опальные, укрывшись за крепостными монастырскими стенами, отказались перейти на новое, никоновское богослужение. После многих попыток заставить соловецких монахов подчиниться в монастырь были посланы царские войска. Тогда в дело вмешались бежавшие на север участники только что разгромленного восстания Степана Разина. Они оказали войскам вооруженное сопротивление и своим вмешательством придали этому вначале чисто религиозному движению политический характер.

Восемь лет длилась осада монастыря... Стены были высокие,   каменные.    Продовольствием   осажденных   снабжали поморы.

Когда начались повальные гонения, раскольники целыми семьями и селениями бежали в леса Чернораменские и Керженские, в степные просторы Поволжья, на Урал, в Сибирь и на Кубань.

Раскольники были убеждены, что в лице царя на землю сошел антихрист и что «спасутся лишь претерпевшие до конца». Протопоп Аввакум, ярый раскольник, призывал «принимать огненное крещение», то есть сжигать себя живьем, но не сдаваться.

От тяжелой жизни, от неправедных судей, от поборов и налогов, кроме раскольников, уходило много народу в дремучую глушь на восток и к северным рекам, чтобы не кормить больше своим горбом помещиков, воевод, дьяков и старост, бояр и дворян, попов и монахов, сосущих кровь народную без всякой жалости. Строили избы из вековых сосен,  кормились от реки  и  от леса.

А когда случалось, что и до дремучей глуши добирались слуги царские, посланные искать непокорных и беглых, тогда покидали свои уже вновь обжитые избы мужики, бабы и дети, собирались во дворе у старца и, чтобы не даться в руки слуг антихристовых, чтобы снова не попасться в кабалу, сжигали себя в избе или в церкви с пением псалмов, с плачем и криками.

Писатель А. Н. Толстой в книге «Петр I» описал раскольничьего старца Нектария, который сжег в Пале-островском монастыре две с половиной тысячи людей. Они натащили в монастырскую церковь соломы, смолы, селитры и в ночь под рождество подожглись. Нектарий сумел уйти с несколькими мужиками и года через три в Пудожском погосте сжег еще полторы тысячи людей. А потом около Вол-озера в лесах опять в огне погибли люди, и все это было делом рук Нектария, к которому бежали московские, новгородские, вологодские, тверские оброчные, пашенные и кабальные. И всех этих людей Нектарий обрекал на смерть в огне, оправдываясь тем, что зачем им зря грешить, не лучше ли прямым путем попадать в рай?

Эта смерть, хоть и бесстрашная, была лишена величия подвига, потому что выражала лишь слабый протест против существующих тягот жизни и вызывалась фанатической верой в награду на «том свете». В 1682 году был публично сожжен на костре протопоп Аввакум. Но раскольники еще долго продолжали свою бессмысленную и упрямую борьбу. Так погибло добровольно около 20 тысяч человек «бескровной» смертью во имя счастья в раю.

Раскольники принимали участие в восстаниях крестьян под предводительством Степана Разина и Емельяна Пугачева. При последнем восстании, которое было самым крупным выступлением крестьян в истории России, царское правительство было так напугано, что духовенству было приказано усилить верноподданническую пропаганду среди населения. После казни Пугачева церковь в угоду властям предала его анафеме.

 

 

На главную страницу библиотеки

Оглавление книги