На главную страницу библиотеки

Оглавление книги

 

 

Екатерина Андрееважестокий путь Жестокий путь крестовые походыЕ.Андреева


Народный вождь

 

В городе Альштадте Мюнцер организовал тайный «Союз избранных», члены которого торжественно клялись действовать заодно, для того чтобы основать царство братского равенства, свободы и радости. Мюнцер считал единственным средством спасти человечество — это уничтожить все, что повергает народ в бедствие и держит в нищете, то есть господ, священников и государей. Их тоже можно приции народных союзов для подготовки восстания. Секта анабаптистов возникла в Германии перед самой Крестьянской войной на почве революционного подъема народных низов. Они проповедовали близость мирового переворота в мистической форме «страшного суда». Они не признавали повиновения правительству, военной службы, решений суда. Под влиянием Мюнцера часть анабаптистов перешла к революционной деятельности; их подвергали жестоким преследованиям, и анабаптизм был объявлен вне закона. Чтобы усилить «Союз избранных», Мюнцер послал во все области доверенных людей. В то же время он издал несколько своих  сочинений и проповедей, которые его приверженцы стали распространять среди простого народа. Он говорил всегда об одном — о необходимости завоевания свободы для народа. И содержание его речей было не столько религиозным, сколько политическим. Мюнцер прекрасно знал Священное писание и легко выковывал из него оружие для достижения своей цели и громовые стрелы против церкви и государства.

Однажды Мюнцер проповедовал в часовне около ворот Альштадта против идолопоклонства, против поклонения иконам. Часовня эта принадлежала женскому монастырю, и монахини уверяли, что икона божьей матери в часовне творит чудеса. Она будто бы исцеляет людей от всех болезней и уберегает от бед. Но для этого мало было одних молитв перед иконой, — надо было приносить щедрые дары в часовне для божьей матери и монастыря. Мюнцер клеймил веру в икону как постыдное идолопоклонство и говорил, что в часовне поклоняются не богу, а дьяволу. Он так красноречиво говорил, с таким непритворным возмущением и гневом, что народ, разгоряченный его проповедью, разбил чудотворную икону и сжег часовню.

Многие после этого со страхом ждали господней кары за такое святотатство. Но никакого наказания не последовало. Тогда верующие стали раздумчиво почесывать головы: как же божья матерь не вступилась за свою икону? Почему бог не наказал за такое святотатство?

И Мюнцер приобрел много новых приверженцев.

Лютер был возмущен. Он написал против Мюнцера «Послание саксонским князьям о мятежном духе» и просил государей положить конец этим бесчинствам, чтобы предупредить восстание, — ведь Мюнцер не ограничится словами и поднимет настоящий бунт. Мюнцер же обвинял Лютера в том, что он не судит безбожных правителей, намерен отдать церковь в руки государей и сам хочет сделаться папой.

Томас Мюнцер мечтал, чтобы в стране не было классовых различий и частной собственности, чтобы не было государственной власти, чуждой народу. Он говорил:

«Главным виновником ростовщичества, воровства и разбоя являются князья и дворяне; они присваивают себе всякое создание: рыбу в воде, птицу в воздухе, все произрастающее на земле. И после этого они еще проповедуют беднякам заповедь «не укради!». Сами же они забирают все, что только попадает под руку, грабят крестьянина и ремесленника, дерут с них шкуру; последним же стоит только совершить самый пустячный проступок, как их отправляют на виселицу, и ко всему этому доктор Люгнер (люгнер — по-немецки — лжец. Так Мюнцер называл Лютера) приговаривает: «Аминь!» Господа сами виноваты в том, что бедняк становится их врагом. Они не хотят устранить причин возмущенья. Как же может в конце концов установиться мир? О любезные господа, как славно господь перебьет железным посохом старые горшки! Истинно говорю вам: я буду возмущать народ1»

Так проповедовал Мюнцер. Его единомышленников начали бросать в темницы, мучить, подвергать штрафам. От людей требовали, чтобы они не ходили на его проповеди.

Беды гонимых братьев взволновали Мюнцера, он чувствовал, что кровопролития не избежать, и, когда курфюрст приказал удалить его из Альштадта, Мюнцер надел панцирь и шлем, взял алебарду и щит, окружил себя друзьями и в ту же ночь покинул город, чтобы направиться в Мюльгаузен.

Здесь сторонники Мюнцера успели завладеть монастырем. Они прогнали монахов и захватили запасы продовольствия, сукна и платья, которое стали перешивать для восставших. На длинных монастырских столах в трапезной лежали груды церковных облачений, куски кожи, меха, сукна, холста. Женщины перешивали облачения на кафтаны и платья, из холста и сукна кроили одежду для народного ополчения. Молодые люди шили из кожи обувь, а из мехов — верхние кафтаны. Рядом была кузница, где черный от гари, в кожаном фартуке, наравне с кузнецами стал работать Мюнцер. Здесь ковали мечи, чинили ружья и даже отлили пушку. Оружие складывалось в бывшей исповедальне монастыря.

Во время работы Мюнцер весело говорил:

— Поднимается вся страна, и наше войско быстро растет! Злодеи уже струсили! .. Нам нельзя больше ждать! Мы не хотим жить милостями господ и князей! Мы боремся не за себя, а за счастье всех своих братьев! .. Смотрите, как ярко светит солнце! Оно дает нам жизнь и тепло! Так идите же к солнцу, к солнцу свободы и счастья!

Спешно шла подготовка восстания. Из монастыря выходили старики, юноши и зрелые люди, звеня оружием, возбужденные словами Мюнцера, который не переставал воодушевлять бойцов за правое дело.

Летом 1524 года началось восстание в Мюльхаузене, и одновременно оно вспыхнуло во всем Шварцвальде и в соседних землях Верхнего Рейна и Верхнего Дуная. Прежде всего восстания начались там, где власть была особенно строга и беспощадно преследовались проповедники нового учения и где страшное бедствие обрушилось на крестьян из-за сильного града, уничтожившего урожай.

Быстро распространяющееся восстание вызвало страх среди феодалов. Множество городов приняло сторону крестьян: Страсбург включил восставших в число своих граждан, Ульм поддерживал их оружием, Нюренберг — провиантом; горожане Майнца сражались вместе с крестьянами, требуя восстановления своих прав.

Восставшие крестьяне занимали города, уничтожали монастыри, жгли поместья. Сотни замков были разрушены до основания. Испытанные в боях рыцари и ландскнехты под натиском крестьян пускались в бегство. Особый страх внушали феодалам отряды крестьян, прозванные Светлым отрядом и Черным отрядом, которые отличались своей жестокостью. В Тюрингии крестьяне разрушали и убивали всех без пощады. С гор Тюрингии и Мейссена собрались толпы народа в ожидании решительной победы.

Лютер резко осуждал восстание и взывал к князьям, чтобы они смирили мятежников. Он говорил, что теперь настало время меча и гнева, и тех, кто умрет, защищая князей, он называл мучениками за веру Христову. Властям города Мюльгаузена Лютер послал донос на Мюнцера с требованием, чтобы ему запретили проповедовать, потому что от его деятельности можно ждать только убийств, восстаний и кровопролитий.

Но было уже поздно. Мелкие бюргеры и ремесленники свергли магистрат Мюльгаузена и выбрали новый «Вечный совет», в котором сделали председателем Мюнцера. Здесь Мюнцер предпринял героическую попытку объединить все силы восставшего народа и рассылал письма с воззваниями по горным округам, призывая к восстанию горнорабочих, городских и деревенских жителей. Он хотел создать в Тюрингии революционный центр для всей Германии.

По призыву Мюнцера все его сторонники собрались у города Франкенгаузена (в северо-западной Тюрингии) и расположились там военным лагерем. Мюнцер рассчитывал объединиться с сильнейшими отрядами франконских крестьян   до  прихода  княжеских   войск.  Он  призывал  своих бойцов к стойкости и непримиримости. Он красочно и вдохновенно рисовал картину нового будущего строя без князей и господ, и все его войско с нетерпением ждало решительного сражения.

Но княжеское войско подошло к Франкенгаузену раньше, чем отряды франконских крестьян. Оно состояло из трех тысяч пехоты и восьмисот всадников, что было в те времена большой силой. Это войско обрушилось на Франкенгаузенский лагерь, и мюнцеровские отряды были разбиты наголову. Томаса Мюнцера взяли в плен. Его жестоко пытали и ждали раскаянья. Но ему не в чем было раскаиваться. Он говорил:

— Я не жалел сил, чтобы поднять народ на борьбу. Все люди должны быть равны, и все должно быть общим! Князей же и сеньоров, которые этому противятся, надо изгнать или убить. Я прав!.. Каждый человек должен получать все по своим потребностям от общины!

Больше Мюнцер ничего не говорил, и никакими пытками от него не могли вырвать ни одного слова. Его казнили. Движение в Тюрингии было подавлено. Так наступил конец Великой крестьянской войны в Германии, во время которой погибло больше ста тысяч крестьян. На оставшихся были наложены огромные контрибуции, совершенно их разорившие. Лютер призывал к террору и казням. Он убеждал, что крестьяне отдались дьяволу и что их надо убивать, как бешеных собак, потому что нет ничего более ядовитого, вредного и дьявольского, чем бунтовщик. Он проповедовал, что князь скорее заслужит царство небесное пролитием крови, чем молитвами, и советовал дворянам увеличивать барщину, превращать крестьян в крепостных, а если дворяне будут испытывать угрызения совести, то утешение найдут в чтении псалмов.

Ненависть Лютера к Мюнцеру была ненасытной. Даже после смерти Мюнцер был сильнее, чем тысячи живых. Он породил целое племя неустрашимых и стойких борцов за свободу и равенство. Они продолжали его дело среди народа, его дух был жив, и Лютеру было легче поносить и ругать Мюнцера, чем опровергнуть его идеи.

Учение Лютера, его умеренная реформа церкви победила в большей части Германии только потому, что обеспечила богатым горожанам более дешевую церковь, обогатила князей церковным имуществом и подчинила им новых священников-лютеран.

 

 

На главную страницу библиотеки

Оглавление книги